Живописные натюрморты Полетт Тавормины

Полетт Тавормина родилась в 1949 году в Роквилл-центре, Нью-Йорк. Она в значительной степени фотограф-самоучка, хорошо известная своими работами по созданию живописных натюрмортов. Первоначальный интерес Тавормины к фотографии возник в 1980-х годах, когда она работала над корпоративными рекламными кампаниями, изучая, создавая и оформляя реквизит для фотосъёмок. Вскоре она записалась на курсы в Международный центр фотографии в Нью-Йорке, а затем, переехав в Санта-Фе, штат Нью-Мексико, брала уроки, чтобы усовершенствовать свои фотографические и печатные техники. Сочетая свою страсть к кулинарному искусству с фотографией, Тавормина станет коммерческим фотографом и фуд-стилистом, снимающим бесчисленные кулинарные книги, а также специалистом по реквизиту, создающим сложные сцены еды для таких фильмов, как «Жена астронавта», «Никсон» и «Идеальный шторм».

 

paulette-tavormina_peaches-and-hydrangeas-after-g-g_jpeg

Вы говорили, что были «коллекционером» до того, как стали фотографом; что побудило вас взять в руки фотоаппарат?

Да, мне всегда нравилась «магия вещей», которые рассказывают историю. Мои корзины для хранения наполнены настоящими сокровищами: кости моего дедушки, кораллы из Австралии, стекло Ремера из Брюгге, старые латунные ключи от заброшенного особняка в Ньюпорте и битое венецианское стекло.

Вы когда-нибудь получали академическое образование как художник?

В старших классах я изучала графический дизайн и очень хотела работать графическим дизайнером в рекламе. Однако каким-то образом мой путь никогда не приводил меня туда. Вместо этого я занялась историей искусства. В 1980-х я посещала занятия в Международном центре фотографии в Нью-Йорке, чтобы научиться пользоваться ручной камерой Nikon, а позже в Санта-Фе брала уроки по черно-белой фотографии. Процесс появлением изображения на бумаге из ванны с химикатами сразу же потряс меня.

Ваши фотографии прекрасны сами по себе, но вы признаете, что на них повлияли натюрморты старых мастеров.

Меня давно привлекают натюрморты старых мастеров 17-го века, таких как Джованна Гарцони, Франческо де Сурбаран и Адриан Коорте; в частности, таинственное использование Сурбараном драматического света, мастерские композиции и цветовая палитра Гарцони, а также уникальное расположение ценных предметов Коорте. В 1990-х годах, когда я жил в Санта-Фе, друг-художник познакомил меня с картинами Гарцони и Марии Сибиллы Мериан, и так началось мое увлечение жанром картин под названием «Природа смерти».

В эссе Уэйна Андерсена о вашей работе он рассказывает об идее натюрморта как средства художественной свободы. Не могли бы вы немного рассказать о том, как натюрморт дает вам это ощущение свободы?

Создавая натюрморт, я выбираю объекты, которые рассказывают историю, и создаю романтическую виньетку. Например, на фотографии «Лимоны и гранаты» лист балансирует на антикварной тарелке, а бабочка изящно сидит на лимоне. У каждого элемента есть своя аллегория. Эти натюрморты Natura Morta очень личные для меня, поскольку они рассказывают универсальные истории о хрупкости жизни и любви, тонком балансе эмоций, страсти, печали и уязвимости, которую чувствуешь, когда жизнь и красота мимолетны – tempus fugit.

Вы также работали над многими коммерческими проектами, включая кулинарные книги, журналы и съемочные площадки. Какой ваш любимый проект?

Много лет назад, когда я жила в Санта-Фе, я работала специалистом по реквизиту для семи голливудских фильмов. Работа за кулисами была увлекательной, особенно работа с Энтони Хопкинсом и Джорджем Клуни в «Идеальном шторме» и Джонни Деппом в «Жене астронавта». Изготовление реквизита и создание роскошных исторических кулинарных сцен было очень захватывающим и уникальным опытом.

Вы говорите о своей любви к кулинарии, зародившейся в вашем детстве в сицилийской семье. У вас есть забавное воспоминание, которым вы могли бы поделиться?

Когда я росла, мои бабушка и дедушка жили неподалеку, поэтому по воскресеньям мы наслаждались семейными ужинами вместе. Еда была неотъемлемой частью наших оживленных бесед; мы всегда обсуждали, что будем подавать на наш следующий праздник. Эта традиция продолжается моими двоюродными братьями и сестрами – всякий раз, когда мы можем, мы собираемся вместе и воссоздаем сицилийские рецепты моей бабушки.

Чем, по вашему мнению, ваши работы привлекают зрителя?

Сущность натюрмортов Natura Morta и Vanitas остается со мной, когда я создаю свои фотографии, и, как сказал один художник 17-го века на маленьком листке развернутой бумаги, «Eram Qvod es» (Когда-то я был тем, кем ты сейчас).

Я надеюсь, что спустя годы кто-нибудь будет стоять перед одной из моих фотографий и будет так же эмоционально тронут ими, как я была тронута работами, созданными так давно. Истории, рассказанные в этих картинах, находят отклик во мне, когда я тоже ищу, собираю и отбираю предметы из моей личной коллекции флоры, фауны, бабочек и антиквариата, чтобы создать романтические виньетки, вдохновленные этими старыми мастерами.

Больше работ Полетт Тавормины вы можете увидеть здесь >>

Источник: Holdenluntz

Фотороман с Владимиром Вяткиным

Фотороман с Владимиром Вяткиным

Фотохудожники7 лет назад
Мой фотороман с Володей Вяткиным начался давно. Еще в ту пору, когда я заведовала фотослужбой в журн...
Фотограф Всеволод Тарасевич: сумашедшая жизнь от «Формирования интеллекта» и до «Края земли»

Фотограф Всеволод Тарасевич: сумашедшая жизнь от «Формирования интеллекта» и до ...

Фотохудожники10 лет назад
Сейчас я сам в возрасте, который намного превосходит возраст Всеволода Сергеевича Тарасевича, когда ...
Хорст П. Хорст: классическая мода

Хорст П. Хорст: классическая мода

Фотохудожники2 года назад
Хорст Пауль Альберт Борман, более известный как Хорст П. Хорст - выдающийся модернистский фотограф м...
Обзор фоторабот Александра Гронского

Обзор фоторабот Александра Гронского

Фотохудожники11 лет назад
Пейзаж как слепок мира Александра Гронского. Родился в 1980 году в Таллине (Эстония). С 2006 года ж...
Галерея Вильгельма Михайловского: Фотография — естественное продолжение меня самого

Галерея Вильгельма Михайловского: Фотография — естественное продолжение меня сам...

Фотохудожники11 лет назад
Вильгельм Михайловский родился в 1942 году. Фотограф, свободный художник. Живет в Риге (Латвия). С 1...
Фотограф Ян Саудек: жизнь, любовь, смерть и другие пустяки…

Фотограф Ян Саудек: жизнь, любовь, смерть и другие пустяки…

Фотохудожники10 лет назад
В жизни Яна Саудека неоднократно происходило Чудо. Он родился в 1935 году в Праге. Но «счастливое де...
Вадим Гиппенрейтер — наше все

Вадим Гиппенрейтер — наше все

Фотохудожники11 лет назад
К Вадиму Гиппенрейтеру собиралась словно на первое свидание: волновалась, нервничала, опаздывала. Мы...
Дайдо Морияма: окаменелость света и времени

Дайдо Морияма: окаменелость света и времени

Фотохудожники1 год назад
Известный своими снимками, изображающими крушение традиционных ценностей в послевоенной Японии, япон...
Борис Смелов — фотограф с безупречной репутацией

Борис Смелов — фотограф с безупречной репутацией

Фотохудожники11 лет назад
Творчество легендарного петербургского фотографа Бориса Смелова вызывает интерес у искусствоведов, к...
Миссис Кэмерон: без суетливой повседневности

Миссис Кэмерон: без суетливой повседневности

Фотохудожники7 лет назад
В московском Мультимедиа Арт музее демонстрируется выставка фотографий легендарной Джулии Маргарет К...
Фотограф Ман Рэй: дадаист, сюрреалист и модный портретист

Фотограф Ман Рэй: дадаист, сюрреалист и модный портретист

Фотохудожники10 лет назад
Модернистский художник Эммануэль Радницкий, более известный как Ман Рэй, родился в Филадельфии (США)...
Галерея Стива МакКарри — путь к цели не менее важен, чем сама цель

Галерея Стива МакКарри — путь к цели не менее важен, чем сама цель

Фотохудожники11 лет назад
Стив — яркий представитель американской школы. В его работах всегда присутствует отточенная до идеал...
Франко Фонтана: жизнь в цвете

Франко Фонтана: жизнь в цвете

Фотохудожники1 мес. назад
Пионер цвета и один из самых влиятельных пейзажистов современности, Франко Фонтана посвятил почти ше...
Мартин Парр — ловец жемчужин в море повседневности

Мартин Парр — ловец жемчужин в море повседневности

Фотохудожники11 лет назад
Труднее всего снимать повседневность, вылавливая в ней то, что мы привыкли не замечать или даже игно...
Игорь Гаврилов. 40 лет в 52 кадрах

Игорь Гаврилов. 40 лет в 52 кадрах

Фотохудожники8 лет назад
Вместе с Игорем мы отобрали из его огромного архива 50 кадров, сделанных им в самые разные периоды ж...
Живописные натюрморты Полетт Тавормины
журнал ФотоТехника

Комментарии

Отправить