Фотообзор: Александр Абаза — фотограф и человек

В фотографии его всегда привлекали эмоция, рисунок, линии, графика, художественные приемы. Работы Абазы «вываливались» из общего ряда советских фотографий: они были наполнены воздухом и светом, неповторимым стилем, хотя снимал он обычные для газетчиков его времени сюжеты: стройки, заводы, фабрики, парады.

 

Александр Абаза. Фото: А. Земляниченко

Александр Абаза. Фото: А. Земляниченко

 Олимпийские автобусы. Москва. 1980, июль. Фото: Александр Абаза.

Олимпийские автобусы. Москва. 1980, июль. Фото: Александр Абаза.

Александр Земляниченко

С Сашей Абазой я познакомился, придя в «Комсомолку» еще в 1980-м году, хотя с его работой в газете был знаком давно. Он как-то отличался от многих, и, конечно, его необычность бросилась мне в глаза, даже его своеобразная походка. Саша рассказывал, что в юности занимался гимнастикой, и действительно, я не помню его согнувшегося. Саша всегда ходил ровно, но в этом никогда не чувствовалось какой-то гордыни.

Работая вместе в штате «Комсомолки», мы часто засиживались допоздна, а то и за полночь. Мне было очень приятно и интересно всматриваться, как Саша работает, как отбирает материал, как кадрирует при печати свои фотографии, как старательно возится с каждым кадром, доводя композицию до совершенства. Многие Сашины фотографии по стилю исполнения были очень графичными и легко вставали в полосу газеты, будучи легко читаемыми и одновременно художественными. Саша почти всегда договаривался с верстальщиками, чтобы не рубить фотографию, а, подгоняя ее под газетную полосу, сохранить такой, какой он, Абаза ее видел.

Саша всегда был готов помочь и сам принимал мои советы, когда мы обсуждали ту или иную фотографию. Вспоминая с Сережей Кузнецовым те годы, мы называли время, проведенное в совместной с Сашей работе, «школой Абазы», давшей хороший толчок для собственного творчества.

Критиковать других Саша не любил, как-то уходил от этого, находя подходящие слова, чтобы не обидеть коллегу. Казалось, что Саша многое делал медленно. Как с теплым юмором называл наш коллега по «Комсомолке» Женя Успенский (ныне, увы уже покойный), Саша работал со скоростью «одна Абаза в час». Но это была скорость достоинства и чести, так называемого «качества Абазы». По-другому Саша не мог, даже если это было самой банальной фотографией. Его эстетство в работе фотографа заражало. Саша выделялся совершенно естественно, это было не напоказ. И это было прекрасной школой для меня.

Саша был свободен в своем творчестве, даже работая в ежедневной газете, и за это его многие ценили как профессионала.

Когда я ушел из «Комсомолки» в журнал «Советский Союз», у меня появилась возможность время от времени ездить вместе с Сашей в командировки (по заданию наших редакций). И это было просто здорово, это были его мастер-классы, как теперь это называют, для меня. День за днем мы работали с полной отдачей, соревнуясь в подаче идей. Помню, мы были с Сашей на БАМе (так называлась стройка Байкало-Амурской магистрали). Саша знакомил меня со своими, уже знакомыми ему героями стройки, и мы начинали жить вместе с этими людьми. Это были не только съемки, мы просто были вместе с этими прекрасными парнями, снимали их во время работы, делили досуг и вновь работали. Я видел, как тепло эти люди относились к Саше, а значит и ко мне, это было просто здорово!

Помню, как, когда моя жена была в роддоме, а я решил поклеить новые обои, Саша сказал: «Я помогу», — и пришел ко мне помочь. Конечно же, мы выпили, сын ведь родился, но дело сделали как-то легко и просто, без малейшего напряжения. А когда у моей жены умерла мама, Саша сказал, что его жена Зоя (Зося, как Саша ее называл) придет и поможет — так и случилось. Саша и Зоя были рядом. Конечно, часто ходить друг к другу в гости фотографам некогда, но все же иногда получалось, и мы с Ларисой бывали у Саши дома, и Саша с Зоей приходили к нам.

Ловлю себя на том, что пишу все в прошедшем времени… Да время — оно летит. Пролетает просто и быстро, но память человека, к счастью для нас, людей, хранит все, что происходило с нами, прекрасных людей, которые были рядом, которых нельзя забыть. К горлу комок подкатывает… Нельзя забыть, как Саша обычно представлялся, звоня по телефону: «Саня, это Саша Абаза», — хотя не узнать его голос было невозможно… И еще одна фраза, которую я очень люблю, сказанную как-то далеко за полночь однажды, когда мы засиделись на работе, когда я уже собрался уходить и уже готовился попрощаться: «Саня! (это Саша ко мне обращался) А поговорить?», — и, конечно же, мы просидели за разговором о профессии, о любимой фотографии еще долго.

Вскоре после похорон Саши я снимал показ моды в Москве. Сидели рядом с Димой, сыном Саши. Он во многом напоминает мне Сашу, хотя внешне трудно сказать, на кого он похож больше: на Сашу или на Зою, да и так ли это важно, Абаза- то продолжается!

Владимир Богданов

Саша был красив во всем!

В этом году исполнилось ровно 40 лет нашему знакомству с Сашей Абазой. Постепенно это многолетнее знакомство переросло в тесную дружбу, которой я очень дорожил и дорожу сегодня.

Вспоминаются несколько эпизодов, которые красноречиво говорят, каким другом был Абаза, да и просто красивым человеком во всем.

Я не помню точно, в каком году случилась эта новогодняя история…

31 декабря. Самый любимый из всех праздников. А тут — семейные неурядицы (мягко говоря), нелады на работе… Настроение убийственное. Сижу дома один, никому не нужный, и от жалости к себе, любимому, едва не рыдаю. Вдруг телефон — звонит Абаза, поздравляет с наступающим, понимает, что я пребываю далеко не в самом новогоднем настроении, и приказывает (точнее слова не подобрать) плюнуть на все, быстро собраться и ехать к нему. До Нового года оставались считанные минуты, а ехать на метро предстояло от Чистых прудов до Юго-Западной, да еще с пересадкой на автобус. Ровно в полночь поезд останавливается, машинист поздравляет своих пассажиров с наступившим Новым годом, и мы едем дальше.

В конце концов, я доехал. Сашино семейство: жена Зоя, сын Димка, дочка Машенька и фоксик Кузя — встретило меня так радушно, что я моментально забыл свою беспросветную тоску. И хорошее настроение не покинуло меня в эту подаренную Абазой новогоднюю ночь.

Еще раз повторюсь: Саша был красив во всем. В нем безошибочно угадывалась порода, его врожденный аристократизм меня всегда поражал. Помню, как первый раз он пришел ко мне домой. Я не знаю, откуда у нас появилась эта азиатская привычка — приходя в гости, разуваться в прихожей. Женщины, как правило, приносили с собой модельные туфельки, а мужики, находясь при «полном параде», надевали хозяйские шлепанцы или оставались в одних носках. Так и танцевали, если на вечеринках дело доходило до танцев.

В этот его первый визит я было приготовил для него тапки, но, к счастью, Зоя успела потихоньку меня предупредить, что Саша никогда не разувается, приходя в гости. И гостеприимным хозяевам своих паркетов и ковров приходилось великодушно прощать Абазе этот его «грех».

А еще Саша был доверчив, как маленький ребенок. Часто это качество хорошо характеризует взрослых людей.

Однажды я зашел к Абазе в «Комсомолку». Ему нужно было срочно проявить пленку, и мы закрылись в кабинке. А пока горел свет, я машинально прочел какой-то заголовок из «Огонька», который открытым лежал на увеличителе. Потом Саша выключил свет, чтобы зарядить пленку в бачок, а я также машинально произнес вслух то, что прочел при свете. Позже, когда завершились все манипуляции с пленкой в темной комнате, Саша снова включил свет, и я показал ему этот заголовок в «Огоньке». По-моему, он до последнего был уверен, что я был способен читать в кромешной темноте.

Особенно тесно мы сблизились с Сашей в последний год. Сблизили нас еще больше наши несчастья. Саша похоронил свою любимую жену, перенес эту утрату очень тяжело. Да и не перенес вовсе… И его, и меня ощутимо подкосило здоровье, но оба мы старались по возможности не расслабляться — ходили на выставки, даже участвовали в них иногда.

И этот снимок последний, где мы вместе на одной из выставок в галерее им. братьев Люмьер.

 

Наталья Ударцева

Двадцатый век забирает своих героев.

В марте тихо ушел из жизни прекрасный светлый человек, фотожурналист Александр Борисович Абаза.

Он родился в Ленинграде в 1934 году. После смерти матери был вывезен в 1942 году из блокадного Ленинграда в село Гагино Горьковской области. В 1948 году вместе с воспитывавшей его тетей переехал в Ригу. Окончил Рижский политехнический техникум, отслужил четыре года на флоте, работал инженером-конструктором на Рижском электромашиностроительном заводе и внештатным фотокорреспондентом газет «Советская Латвия» и «Советская молодежь». Участвовал в ежегодных выставках народной фотостудии «Рига». За снимок «Ожерелье реки» получил диплом III степени.

В 1969 году Абаза переехал в Москву и начал работать в газете «Советская культура», снимал представителей культуры, делал репортажи значимых культурных событий. В московской фотографической среде у него появился неформальный статус интеллектуального фотографа.

Через два года его пригласили в «Комсомольскую правду», в которой он проработает четверть века — до 1996 года.

В фотографии его всегда привлекали эмоция, рисунок, линии, графика, художественные приемы. Работы Абазы «вываливались» из общего ряда советских фотографий: они были наполнены воздухом и светом, неповторимым стилем, хотя снимал он обычные для газетчиков его времени сюжеты: стройки, заводы, фабрики, парады.

Владимир Левашов, историк фотографии, в рецензии к выставке Абазы написал: «Зачастую снимки Александра Абазы выглядят так, будто знаешь их с детства. Даже если на самом деле никогда не видел. Есть в них что-то архетипическое, какая-то непрерывная формула стиля. До слез ностальгического, романтика которого родом из светлых 60-х, даже если конкретные изображения возникли десятилетиями позже. Профессиональная карьера Абазы начиналась именно в те годы, с работы для рижских газет «Советская Латвия» и «Советская молодежь». И печать стиля эпохи осталась в его снимках уже навсегда».

В 2001 году Александр Абаза стал обладателем Гран-при конкурса «Серебряная камера» (номинация «Архитектура»). В 2005 году в рамках программы «Классики российской фотографии» состоялась его персональная выставка в Московском доме фотографии.

В последние годы он старался не пропускать ни одного значимого фотографического события в Москве. Я часто видела его на выставках, поскольку знала его фотографии с детства. Он был добр ко мне и всегда откликался на мои просьбы. Подарил книгу своих фотографий. Но я не успела взять у него интервью. Все откладывала. Мне казалось, что он всегда будет…

 

Благодарим Дмитрия Абазу, который подготовил и предоставил фотографии Александра Абазы для публикации

  

Гимнастки. Олимпиада-80. Фото: Александр Абаза.

Гимнастки. Олимпиада-80. Фото: Александр Абаза.

 Ново-Липецкий металлургический завод. 1973. Фото: Александр Абаза.

Ново-Липецкий металлургический завод. 1973 . Фото: Александр Абаза.

 Устремленные к небу. Март 1994. Фото: Александр Абаза.

 

Устремленные к небу. Март 1994. Фото: Александр Абаза.


Александр Абаза и Владимир Богданов. 2010 г.

Александр Абаза и Владимир Богданов. 2010 г.

 «Птичка». Ферма вантового моста. Рига 1992. Фото: Александр Абаза.

«Птичка». Ферма вантового моста. Рига 1992. Фото: Александр Абаза.

Луис Корвалан на Московской земле. Москва, Внуково-2. Декабрь 1976. Фото: Александр Абаза.

Луис Корвалан на Московской земле. Москва, Внуково-2. Декабрь 1976. Фото: Александр Абаза.

 

Строительство завода «Азовсталь». Жданов. Март 1973. Фото: Александр Абаза.

 

Строительство завода «Азовсталь». Жданов. Март 1973. Фото: Александр Абаза.

Рельсы «Азовстали». 1972. Фото: Александр Абаза.

Рельсы «Азовстали». 1972. Фото: Александр Абаза.

Стрела шагающего экскаватора. Рудник «Северный» Тургайского рудоуправления. Казахская ССР. Фото: Александр Абаза.

Стрела шагающего экскаватора. Рудник «Северный» Тургайского рудоуправления. Казахская ССР. Фото: Александр Абаза.

Гимнастки: Ольга Корбут, Любовь Бурда, Эльвира Саади и Любовь Богданова. 1973. Фото: Александр Абаза.

Гимнастки: Ольга Корбут, Любовь Бурда, Эльвира Саади и Любовь Богданова. 1973. Фото: Александр Абаза.

Орнамент. 1993г. Фото: Александр Абаза.

Орнамент. 1993 г. Фото: Александр Абаза.

Фотороман с Владимиром Вяткиным

Фотороман с Владимиром Вяткиным

Фотохудожники2 года назад
Мой фотороман с Володей Вяткиным начался давно. Еще в ту пору, когда я заведовала фотослужбой в журн...
Фотограф Всеволод Тарасевич: сумашедшая жизнь от «Формирования интеллекта» и до «Края земли»

Фотограф Всеволод Тарасевич: сумашедшая жизнь от «Формирования интеллекта» и до ...

Фотохудожники5 лет назад
Сейчас я сам в возрасте, который намного превосходит возраст Всеволода Сергеевича Тарасевича, когда ...
Классный дедушка: Марк Марков-Гринберг - советский фотограф

Классный дедушка: Марк Марков-Гринберг - советский фотограф

Фотохудожники7 лет назад
Марк Борисович Марков-Гринберг (7 ноября 1907, Ростов-на-Дону — 1 ноября 2006, Москва) — советский ф...
10 любимых фотографий Сергея Максимишина

10 любимых фотографий Сергея Максимишина

Фотохудожники1 год назад
Сергей Максимишин учился в Ленинградском политехническом институте на кафедре экспериментальной ядер...
Фотограф Тим Флэк: «Важно видеть, а не просто смотреть»

Фотограф Тим Флэк: «Важно видеть, а не просто смотреть»

Фотохудожники2 года назад
Тим Флэк (Tim Flach) — фотограф и фотохудожник. Он родился, живет и работает в Лондоне, но его, без ...
Фотограф Ман Рэй: дадаист, сюрреалист и модный портретист

Фотограф Ман Рэй: дадаист, сюрреалист и модный портретист

Фотохудожники5 лет назад
Модернистский художник Эммануэль Радницкий, более известный как Ман Рэй, родился в Филадельфии (США)...
Вадим Гиппенрейтер — наше все

Вадим Гиппенрейтер — наше все

Фотохудожники7 лет назад
К Вадиму Гиппенрейтеру собиралась словно на первое свидание: волновалась, нервничала, опаздывала. Мы...
Фотограф Мария Плешкова: автопортрет в башне из слоновой кости

Фотограф Мария Плешкова: автопортрет в башне из слоновой кости

Фотохудожники5 лет назад
История постепенно ускоряется, сейчас она достигла невероятно быстрых темпов: счет идет на дни, иног...
Фотограф Анатолий Гаранин: всегда немного «отстраненный и туманный»…

Фотограф Анатолий Гаранин: всегда немного «отстраненный и туманный»…

Фотохудожники5 лет назад
Анатолий Сергеевич Гаранин. Фоторепортер. Говорят, один из лучших, из сильнейших репортеров Советско...
Игорь Гаврилов. 40 лет в 52 кадрах

Игорь Гаврилов. 40 лет в 52 кадрах

Фотохудожники3 года назад
Вместе с Игорем мы отобрали из его огромного архива 50 кадров, сделанных им в самые разные периоды ж...
Галерея Вильгельма Михайловского: Фотография — естественное продолжение меня самого

Галерея Вильгельма Михайловского: Фотография — естественное продолжение меня сам...

Фотохудожники6 лет назад
Вильгельм Михайловский родился в 1942 году. Фотограф, свободный художник. Живет в Риге (Латвия). С 1...
Фотограф Анни Лейбовиц: жизнь как фотография

Фотограф Анни Лейбовиц: жизнь как фотография

Фотохудожники7 лет назад
Для современной американской фотографии имя Анни Лейбовиц (Annie Leibovitz) является знаковым. Пожал...
Фотограф Павел Кривцов

Фотограф Павел Кривцов

Фотохудожники5 лет назад
Те, кто знают Пашу Кривцова «не очень», никогда не согласятся с моим сравнением его с айсбергом. Сра...
Миссис Кэмерон: без суетливой повседневности

Миссис Кэмерон: без суетливой повседневности

Фотохудожники2 года назад
В московском Мультимедиа Арт музее демонстрируется выставка фотографий легендарной Джулии Маргарет К...
КАК СНИМАЛИ МЭТРЫ

КАК СНИМАЛИ МЭТРЫ

Фотохудожники2 года назад
Один из самых известных портретов - фото Уинстона Черчилля. Его сделал фотограф Юсуф Карш в своем уз...
Фотообзор: Александр Абаза — фотограф и человек
журнал ФотоТехника

Комментарии

Отправить