Индустриальная фотография. Проект Максима Мармура «Люди угля»

Профессиональный фотограф Максим Мармур 2016-2017 годы провел в угольных шахтах и разрезах России, чтобы вернуться с потрясающим портретом современной угольной промышленности. Амбассадор Nikon рассказывает о масштабном авторском проекте «Люди угля».

Полный обзор и тестовые снимки беззеркальной камеры Nikon Z7

00

Диафрагма – f/5.6
Выдержка – 1/100, ISO – 320
Фокусное расстояние – 55 мм
Камера – Nikon D810
Объектив – AF-S NIKKOR 24-70mm f/2.8G ED

Можно сказать, «Люди угля» сами нашли своего фотографа. В 2016 году Сибирская угольная энергетическая компания пригласила меня проиллюстрировать годовой отчет для инвесторов: рассказать, что сделано, на что идут инвестиции, как развивается компания. Я должен был показать современную, яркую, технологичную, динамично развивающуюся компанию — одну из лучших в мире. Мне предстояло побывать на добывающих, перерабатывающих и транспортных предприятиях СУЭК по всей стране.

И, оказавшись на первом же разрезе, Тугнуйском в Бурятии, я был поражен мощью и величием человека, техникой циклопических размеров, масштабами, географией и размахом компании. Например, представьте ковш экскаватора объемом с трехкомнатную квартиру. И, конечно же, люди: простые люди, машинисты экскаваторов, горные мастера, водители Белазов… Увиденное совершенно шло вразрез с теми мыслями и идеями, которые я думал до поездки. Ничего удивительного, что в этот момент сработали мой журналистский азарт и 30-летний стаж — стало понятно, что параллельно с официальным заказом я буду снимать свою творческую историю.

01

Мультиэкспозиция
Диафрагма – f/4
Выдержка – 1/400, ISO – 500
Фокусное расстояние – 200 мм
Камера – Nikon D810
Объективы – AF-S NIKKOR 70-200mm f/2.8G ED VR II и AF-S NIKKOR 500mm f/4G ED VR

02

Диафрагма – f/5.6
Выдержка – 1/250, ISO – 80
Фокусное расстояние – 125 мм
Камера – Nikon D800
Объектив – AF-S NIKKOR 70-200mm f/2.8G ED VR II

За два года я побывал на 28 объектах в девяти регионах страны: Мурманск, Бурятия, Кемерово, Хабаровский край, Забайкалье, Дальний Восток, порт Ванино, Хакасия, Красноярский край. Самая длинная командировка длилась три недели. Это исключительно для повышения продуктивности в работе: Забайкалье, Хабаровский край и Дальний Восток. Из-за разницы во времени в 7-8-9 часов там комфортнее работать, привыкнув ко времени и акклиматизировавшись. На другие объекты обычно отводилось по 7-10 дней.

Творческую часть работы, в отличие от цветной съемки для отчета, я решил делать черно-белой. Потому что цветов в разрезах и шахтах немного: черный уголь, белая сланцевая пыль, серые стальные механизмы, горные комбайны… Чего, конечно, не скажешь о моей буре эмоций.

На первом же разрезе в Бурятии меня так захлестнуло от увиденного, что подхватило и понесло, вычеркнув сон и усталость. Хотелось увидеть все — рассветы и закаты над разрезом, работы на добыче и отсыпку отвалов, работу горно-обогатительной фабрики, подрывников и железнодорожное депо. В общем, объять необъятное и впихнуть невпихуемое. Съемочный день длился по 12-14 часов. И так на каждом новом месте, ведь каждый разрез выглядит по-разному, имеет свой характер, и твоя задача — понять его, подружиться с ним, и тогда он раскроется тебе во всей своей красе.

03

В компании действуют очень строгие меры безопасности. Наш с ассистентом рабочий день начинался так: ежеутренне на каждом разрезе и перед спуском в шахту мы проходили медосмотр, измеряли пульс, давление, дышали в трубочку. После чего строгий доктор выписывал справку «К работе допущен» и, сдав на хранение курительные принадлежности, мы отправлялись в разрез.

Работая над «Людьми угля» я узнал, что 74% территории Российской Федерации находится в зоне вечной мерзлоты, в том числе Забайкалье, которое вообще-то расположено южнее Москвы, и Хабаровский край. Мерзлота накладывает свои особенности. Например, в шахте Северной летом из-за подтаивания в шахте все время идет дождь и приходится откачивать около 5 000 кубических метров воды в час. Проходчики зачастую работают по грудь в воде.

Также в шахте недопустимо наличие синтетической одежды, она электризуется и может вызвать искры. Только хлопок. Это значит: никаких чехлов и сумок для оборудования. Так и идешь вдоль конвейерной ленты под дождем, прикрывая собой оборудование. Примерно через полчаса понимаешь всю тщетность этой затеи и просто идешь к местам работы проходчиков. К слову, все оборудование с честью прошло испытание водой и ничего не отказало.

04

Диафрагма – f/4
Выдержка – 1/2000, ISO – 100
Фокусное расстояние – 80 мм
Камера – Nikon D800
Объектив – AF-S NIKKOR 70-200mm f/2.8G ED VR II

05

Диафрагма – f/8
Выдержка – 1/200, ISO – 80
Фокусное расстояние – 125 мм
Камера – Nikon D800
Объектив – AF-S NIKKOR 70-200mm f/2.8G ED VR II

Или, например, суперсовременный балкерный терминал неподалеку от города Ванино. Он славится тем, что там всегда плотный туман. И вот ты ловишь красивый кадр, и вдруг из тумана в полнейшей тишине появляется махина стакер-реклаймера. Они электрические и перемещаются совершенно бесшумно. Джордж Лукас, я думаю, позавидовал бы. Добавьте к этому огромные корабли класса Panamax, парящих серых цапель, и картинка сложится.

А в кузбасских шахтах Талдинская-Западная-2 и Котинская другая история: они относятся к категории сверхопасных по метану. Поэтому никакой речи об использовании импульсного света не могло быть. Встал вопрос: как светить. Пришлось в срочном порядке приобрести светодиодные панели.

Шахты в Кузбассе для предотвращения взрывов угольной пыли обрабатываются инертной пылью, и когда мы спускались, как раз шла такая обработка. Представляете себе сахарную пудру? Примерно так и выглядит инертная пыль, распыляется она тоннами с помощью мощнейших вентиляторов. И ты идешь вниз в белом густом облаке, вытягиваешь руку — и ладони не видать. Кругом шум механизмов, вроде светит фонарик, но дорогу приходится нащупывать резиновым сапогом. Поворот — и никого, пытаешься понять, куда же свернули сопровождающие. Кричишь, шум работающего оборудования заглушает крики, и не успевает прийти паника, как тебя нашли. Отлегло.

Шахтеры — Люди с большой буквы. Они привыкли к таким нагрузкам, невозможности дышать полной грудью, угрожающему потрескиванию крепи, темноте и пыли, пыли везде… Теперь я понимаю, почему, как только они садятся в дизель, который везет их наверх к выходу, они тут же засыпают с совершенно детским выражением на лице.

06

Диафрагма – f/5.6
Выдержка – 1/1250, ISO – 125
Фокусное расстояние – 130 мм
Камера – Nikon D800
Объектив – AF-S NIKKOR 70-200mm f/2.8G ED VR II

07

Диафрагма – f/5
Выдержка – 1/200, ISO – 800
Фокусное расстояние – 58 мм
Камера – Nikon D800
Объектив – AF-S NIKKOR 24-70mm f/2.8G ED

За тридцать лет репортерской работы я не раз убеждался, что 80% успеха зависят от того, как ты подготовился к съемке, к поездке: какое оборудования взял, как оделся. На разрезах мы проводили на воздухе по 12-14 часов, в том числе и в мороз за -30С. Потому все было важно: каждая мелочь и деталь. В первую поездку в Бурятию я отправился без ассистента и с 45 килограммами оборудования. Вернулся, сам похудел на 4,5 кг. В общем, все было и просто и непросто, после всего пережитого мне дорог и нежно любим каждый кадр.

Проект я снимал при помощи камер Nikon D800 и D810. Основными рабочими объективами были AF-S NIKKOR 24-70mm f/2.8G ED и AF-S NIKKOR 70-200mm f/2.8G ED VR II. Эти линзы я вообще с камер не снимал, так как съемка проходила в очень и очень недружелюбных к фототехнике условиях, когда смена линз крайне не рекомендована: пыль, грязь, вода, высокая влажность. Периодически к двум основным объективам добавлялся AF NIKKOR 14mm f/2.8D ED, постоянно был со мной AF-S NIKKOR 200-400mm f/4G ED VR II, и несколько раз я выезжал в разрезы с AF-S NIKKOR 500mm f/4G ED VR.

Линзами 200-400mm и 500mm я, конечно, снимал со штатива. В остальное время обе камеры «жили» у меня на плечах. Функцию VR я не использую. Камеры у меня всегда работают в режиме следящего автофокуса, кнопкой «On» я только прерываю работу системы, останавливая автофокус, когда мне необходимо. Конечно, пригодилась высокая чувствительность камеры D810, особенно под землей, съемка на ISO 5000-10000 там норма. 

071

Диафрагма – f/2.8
Выдержка – 1/8, ISO – 6400
Фокусное расстояние – 24 мм
Камера – Nikon D810
Объектив – AF-S NIKKOR 24-70mm f/2.8G ED

08

Диафрагма – f/5.6
Выдержка – 1/200, ISO – 80
Фокусное расстояние – 122 мм
Камера – Nikon D800
Объектив – AF-S NIKKOR 70-200mm f/2.8G ED VR II

Работа проходила в сложнейших условиях, камеры без преувеличения прошли огонь, воду и медные трубы, но ничего у нас не потерялось, не разбилось, не сломалось, не отказало. После проекта я отдавал D800 в сервис на чистку матрицы, и даже пыли внутри камеры не было. Единственная потеря из техники за этот огромный период работы над проектом — вышедший из строя синхронизатор для вспышек Profoto, и то только потому, что мы забыли его в кармане брюк, сдали после смены в раздевалку, а когда спохватились, их уже постирали. Ну, достали, высушили, привели в порядок и работали дальше.

Объекты, на которых я работал, изначально определял заказчик, так что никаких особенных героев для творческой части я специально не выбирал. Это те люди, которые каждый день окружали меня на разрезах и под землей. Это живые, яркие, сильные личности. Они управляют и сотрудничают с машинами — это новый симбиоз человечества и созданной ими техники. Невзирая на суперсовременные технологии и прорывы в развитии горной техники, шахтерский труд по-прежнему очень тяжел, требует ответственности и самоотверженности. Лица людей на добыче угля — лица героев, капитанов, первопроходцев. Никакого кастинга не нужно было.

09

Диафрагма – f/6.3
Выдержка – 1/80, ISO – 50
Фокусное расстояние – 70 мм
Камера – Nikon D810
Объектив – AF-S NIKKOR 24-70mm f/2.8G ED

10

Диафрагма – f/4
Выдержка – 1/200, ISO – 6400
Фокусное расстояние – 35 мм
Камера – Nikon D810
Объектив – AF-S NIKKOR 24-70mm f/2.8G ED

На новом месте, как и в любом коллективе, поначалу рабочие относились ко мне очень настороженно. Но когда приходишь одетый в такую же форму, в такой же каске, с тем же самоспасателем через плечо, спускаешься с ними в шахту, проводишь бок о бок целую смену, естественно, к тебе начинают относиться с уважением. И потом, когда люди видят, что ты работаешь по 12-14 часов в сутки, что встречаешь на разрезах рассвет и провожаешь закат, что у тебя горят глаза, они зажигаются твоим азартом и начинают тебе всячески помогать.

11

Диафрагма – f/5.3
Выдержка – 1/1250, ISO – 160
Фокусное расстояние – 195 мм
Камера – Nikon D810
Объектив – AF-S NIKKOR 80-400mm f/4.5-5.6G ED VR

12

Диафрагма – f/4
Выдержка – 1/60, ISO – 1250
Фокусное расстояние – 70 мм
Камера – Nikon D810
Объектив – AF-S NIKKOR 24-70mm f/2.8G ED

Обычный городской человек, и, к сожалению, даже СМИ, до сих пор представляют себе шахтера как стахановца, с отбойным молотком и фонариком. Да, эта профессия по прежнему остается одной из самых тяжелых, требующей всемерной физической отдачи и психической концентрации. Но добычу угля несправедливо изображают грязным, нарушающим экологию, производством. За последнее столетие шахтерский труд стал технологичнее, огромные машины заменяют людей на самых сложных участках работ. Шахтеры, я считаю, — братья космонавтов, им также приходится проходить через перегрузки и работать в условиях, запредельных для организма. И также как в космосе, шахтерская профессия требует сегодня образованности и точности выполнения задач.

Ирина Чмырева, кандидат искусствоведения, ведущий научный сотрудник НИИ теории и истории изобразительных искусств Российской академии художеств назвала «Людей угля» фотографической поэмой, посвященной героям профессии. Шахтеры и инженеры, операторы и наладчики технических комплексов, ремонтники, обслуживающий персонал — они ежедневно живут и проживают целые жизни на этом производстве. Надеюсь, мне удалось передать дух шахтерской «героики будней».

13

Диафрагма – f/2.8
Выдержка – 1/400, ISO – 1250
Фокусное расстояние – 56 мм
Камера – Nikon D810
Объектив – AF-S NIKKOR 24-70mm f/2.8G ED

14

Диафрагма – f/2.8
Выдержка – 1/20, ISO – 4000
Фокусное расстояние – 48 мм
Камера – Nikon D810
Объектив – AF-S NIKKOR 24-70mm f/2.8G ED

Угля в наше время добывают в сотни раз больше, чем в «закопченные века». Эти разрезы видно из космоса, днем и ночью там бурлит жизнь. И я думаю, в наше время это сродни освоению новых планет: все — фантастическое, размеры машин, красота их металлических рук-клешней, подъемные мощности, высота колес… Сам дизайн этих механизмов будто срисован с эскизов научно-фантастического кино. Только планета, осваиваемая угольными компаниями, не Марс, не осколок драгоценной породы, летящий со скоростью миллиардов световых лет за пределами нашей галактики, а наша Земля.

Когда я на заре Перестройки начинал журналистскую карьеру, я работал в газете «Вечерний Омск». Там мы очень много снимали индустриальной фотографии. Уже тогда меня интересовала индустрия, человек труда. Мне кажется, сейчас в обществе есть особенный запрос на позитив, так как вокруг льется сплошная пропаганда всепоглощающей ненависти. Этим проектом, этим взглядом на шахтерскую профессию мне хотелось предложить обществу что-то другое, показать человека созидательного труда, со стержнем внутри, показать, что мы способны не только к разрушению и саморазрушению, но и к созиданию, это у нас получается блестяще.

15

Диафрагма – f/5
Выдержка – 1/30, ISO – 500
Фокусное расстояние – 29 мм
Камера – Nikon D810
Объектив – AF-S NIKKOR 24-70mm f/2.8G ED

16

Диафрагма – f/5.6
Выдержка – 1/200, ISO – 80
Фокусное расстояние – 110 мм
Камера – Nikon D800
Объектив – AF-S NIKKOR 70-200mm f/2.8G ED VR II

Первый показ экспозиции «Люди угля» случился в Краснодаре на Международном фестивале фотографии Photovisa-2016. В 2017 году после завершения всех съемок выставка предстала перед зрителями на итальянском фотографическом профессиональном форуме FIOF в Италии и прокатилась по итальянским городам. Позже под названием «Гордость России — шахтеры» с огромным успехом прошла в Москве в ЦДХ. Фотографии пришли посмотреть 50 000 человек. С 2018 года экспозиция из 88 кадров отправилась в турне по угольным регионам России: Кемерово, Абакан, Красноярск, Хабаровск, Владивосток, Мурманск… В сентябре Англия, Пекин, фотофестиваль в китайском Пинъяо, и завершится выставочный марафон в конце 2018 года выставкой и презентацией книги в Москве.

Источник: https://nikonpro.ru/article/industrialnaya-fotografiya-lyudi-uglya-chast-1
Вадим Гиппенрейтер — наше все

Вадим Гиппенрейтер — наше все

Фотохудожники10 лет назад
К Вадиму Гиппенрейтеру собиралась словно на первое свидание: волновалась, нервничала, опаздывала. Мы...
«Вот она, Куба»: серия работ фотографов Райчел и Би Джей Форменто

«Вот она, Куба»: серия работ фотографов Райчел и Би Джей Форменто

Фотохудожники1 год назад
Американский семейный дуэт Райчел и Би Джей Форменто (Richeille Formento и BJ Formento) выводят конц...
Марианна Смолина: «Мечтаю снять хотя бы один маленький шедевр, который войдет историю»

Марианна Смолина: «Мечтаю снять хотя бы один маленький шедевр, который войдет ис...

Фотохудожники1 год назад
Марианна Смолина из С.-Петербурга стала победителем Национального конкурса Russia National Award 202...
Визуальный оксюморон на фотографиях Кристофера Томаса

Визуальный оксюморон на фотографиях Кристофера Томаса

Фотохудожники5 мес. назад
Согласно Оксфордскому словарю английского языка, самое раннее использование словосочетания «горько-с...
За кадром - Павел Маркин

За кадром - Павел Маркин

Фотохудожники8 лет назад
Павел Маркин – фотограф. Вообще-то у него бездна профессий: он работал портным, дамским закройщиком,...
Фотограф Всеволод Тарасевич: сумашедшая жизнь от «Формирования интеллекта» и до «Края земли»

Фотограф Всеволод Тарасевич: сумашедшая жизнь от «Формирования интеллекта» и до ...

Фотохудожники8 лет назад
Сейчас я сам в возрасте, который намного превосходит возраст Всеволода Сергеевича Тарасевича, когда ...
Фотограф Ман Рэй: дадаист, сюрреалист и модный портретист

Фотограф Ман Рэй: дадаист, сюрреалист и модный портретист

Фотохудожники8 лет назад
Модернистский художник Эммануэль Радницкий, более известный как Ман Рэй, родился в Филадельфии (США)...
Владимир Машатин: пройдет 20 лет и это будет безумно интересно

Владимир Машатин: пройдет 20 лет и это будет безумно интересно

Фотохудожники8 лет назад
Владимир Машатин, кроме всего прочего, один из авторов рубрики «Новых Известий» «Объективная история...
Дмитрий Бальтерманц: «каждый из нас фотограф, каждый второй — Бальтерманц...»

Дмитрий Бальтерманц: «каждый из нас фотограф, каждый второй — Бальтерманц...»

Фотохудожники8 лет назад
Уверен, сейчас не найдется и человека, который бы помнил эти незатейливые слова, который распевали «...
Владимир Мишуков: «Дурацкая» миссия уже выполнена!

Владимир Мишуков: «Дурацкая» миссия уже выполнена!

Фотохудожники8 лет назад
«Дурацкая» 5D-выставка Slava Durak, посвященная презентации одноименного альбома фотографа Владимира...
Максимы Сергея Максимишина

Максимы Сергея Максимишина

Фотохудожники5 лет назад
Сергей Максимишин энергично ведет занятие курса фотожурналистики. Тема занятия — фотоистория о челов...
Джон Дайкстра, между абстрактными истинами и реальностью

Джон Дайкстра, между абстрактными истинами и реальностью

Фотохудожники1 год назад
Увлеченный фотографией с подросткового возраста Джон Дайкстра (John Dykstra) проделал долгий творчес...
Фотограф Лев Шерстенников: самоотчет о непотерянном времени

Фотограф Лев Шерстенников: самоотчет о непотерянном времени

Фотохудожники8 лет назад
Самоотчет. Таким словом в Выборгском фотоклубе называли маленькую персональную выставку, которую ты ...
Фотограф Павел Кривцов

Фотограф Павел Кривцов

Фотохудожники8 лет назад
Те, кто знают Пашу Кривцова «не очень», никогда не согласятся с моим сравнением его с айсбергом. Сра...
Сергей Киврин: если уж бежать, то непременно первым…

Сергей Киврин: если уж бежать, то непременно первым…

Фотохудожники8 лет назад
Говорят, препятствие пробивает не пуля, а спрессованный ею воздух. Представляю киносъемку. Пуля еще ...
Индустриальная фотография. Проект Максима Мармура «Люди угля»
журнал ФотоТехника

Комментарии

Отправить