Три истории о Кологривском Крае. История Третья. Сплав по реке Унжа.

Вот и подходит к концу мой небольшой цикл заметок о Кологривском крае. Но без рассказа о реке Унжа не обойтись. Здесь будет больше туристической информации, в приложении треки и карты с привязками, но и фото немного будет, правда они всё больше ландшафтные.






Мой проводник по лесам Костромской области, директор заповедника "Кологривский лес" Павел каждый раз спрашивал меня: "Ну что ты все в лесу, да в ёлках комаров кормишь, давай на реку, на простор. Отправимся сплавом от песчаного холма, на котором была крепость Старого Кологрива! Извилистыми меандрами, по чистой воде дойдем до нового Кологрива." Наконец мы решились. Взяли маленькую надувную лодочку на двоих, но только чтобы вошел туда рюкзак с фототехникой, приготовили на всякий случай маленький трехсильный бесшумный четерехтактный мотор, и пошли, дней на пять.



Увидев наш тяжелый для двоих скарб, инспектора решили подвезти путешествующих, погрузили лодку на прицеп. За рекой Унжей, за Кологривским мостом надо двигаться направо, в сторону Варзенги и Шаблово по широкой грунтовой грейдерной догоге. Вот промелькнула слева заброшенная деревня Павлово, а слева популярная у летних дачников Бурдово. Дома в Бурдово выходят прямо у речным отмелям, поэтому деревня не умирает. Махнула рукой деревянная скульптура, указывающая путь к Музею Ефима Честнякова и Ефимову ключику.



У деревни Черменино есть удобных спуск, автомобиль может подобраться прямо к воде. Тишина, Высокие ели правого берега, растущие на холмах, темнеют, рассказывая о скором вечере. Почти неслышно мы начинаем свой путь вверх, мимо холма, на котором был Старый Кологрив. Его мы излазим завтра, с утра, погода обещает быть хорошей.



Павел спешит подняться вверх, до деревни Вяльцево, чтобы на берегу поставить скромную палатку и переночевать. Мы идем по реке в межень (маловодный период), не стоит опасаться резкого подъема воды, как это бывает в горных или дальневосточных реках. Так что твердый и чистый берег очень подходит для стоянки, с открытого места ветер сдувает комариков. То, что у нас с собой газовая горелка, помогает не рубить ивняк на берегу (от него все равно мало толку), и весь произведенный мусор мы забираем с собой.



Как говорит один известный пейзажный фотограф: "Я достаю фотокамеру, когда солнце уже скрылось за горизонтом". Это как раз такой случай, небо и отблески закатного солнца большим отражателем освещают реку, в которой плещется рыба. Плеск рыбы и игра воды на перекатах у камней стали единственными звуками, которые слышны. Нет даже тонкого писка вездесущего среднерусского комара.

Зато утром есть возможность осмотреть русло. Река ощутимо мелеет выше по течению.



Попробуем разобраться, почему год от года мелеет не только Унжа, но и десятки других рек Средней полосы, Севера. Верховья Оки, Дона, раньше были судоходными, до Кологрива ходили пароходы известного по произведениям классиков товарищества "СамолетЪ". Есть несколько разных мнений, мы беседуем об этом с Павлом. Он местный житель, вырос на реке и отлично знает ее характер и изменения, произошедшие за последние 40 с лишним лет.



По мнению О. ЧИЖОВА, доктора географических наук, виной всему стал молевой сплав леса, который начался на Унже и других реках Вологодской и Костромской области. Он сам был в числе исследователей, проектировавших использование этого метода в 1928 году. Вот что он пишет. "Объясняются столь большие изменения в состоянии реки тем, что с 1930 года перешли на молевой сплав —лес пошел россыпью, отдельными бревнами. Я тогда был, в сущности, мальчишка, мне было 25 лет, и не понимал, к каким последствиям это может привести.Да и начальник партии инженер В.В.Цинзерлинг и начальник сплавного отряда инженер А.В.Прилуцкий, организатор этого более «рационального» способа (меньше работы, не нужно бревна сплачивать в плоты прим. автора), думаю, тоже не представляли себе последствий молевого сплава, считали его временной мерой — ради скорейшего выполнения плана первой пятилетки (в четыре года, как известно). А последствия оказались страшными, и не только для Унжи и ее притоков, но и для многих других сплавных рек севера России.



Вот как виделось это художнику из городка Мантурово, ниже по Унже.



Ранней весной, по большой воде бревна сталкивались в реку и вода несла их вниз, они были почти неуправляемые. Много тонуло, какие-то заносило песком или выбрасывало на берег. За этим не следили.



До сих пор в некоторых местах можно видеть дно, устланное стволами из Кологривского леса. Река измельчала, множество вырубленных деревьев уменьшило объем переносимой воды из лесных ручьев. Правда, некоторые ученые эту теорию опровергают. Но все равно, пару десятков лет берега могли выглядеть вот так.



Сейчас стволы по берегам почти все заросли ивняком, который во время ледохода не дает расчистить мелеющее русло. Однако, путь для байдарки, небольшой лодки средь безлюдных берегов пока остается свободным, течение довольно быстрое, вода чиста и прозрачна. На кадре ствол дерева, сохранившийся с середины прошлого века.



Так, за историями из прошлого и обсуждением теорий обмеления, мы доходим до большого песчаного обрыва, за которым был наверное, мифический Старый Кологрив. На карте Костромского наместничества 1792 года он присутствует, на карте Стрельбицкого 1874 года носит название местечка Горка, на советской топографической 1989 года он уже исчез, край реки зарос лесом.



Обрыв впечатляет. На песчаном холме ели и пихты растут под самыми разными углами, на вершине уже старые, почти столетние хвойные деревья. Угол подъема, на мой взгляд, почти 70 градусов. Приходится осторожно подниматься по ложбине слева, стараясь не сорваться.



В отвесных обнажениях хорошо видны почвенные слои, в песчаных прослойках я обнаруживаю несколько окаменелостей .



Некоторые из них напоминают мне картинки из Большой советской энциклопедии, где рассказывается о древней фауне морей Юрского периода.



Вот справа белая трубочка в сечении - наверное точно известный каждому школьнику семидесятых "чертов палец". Помнится, я собирал их в подмосковье, в ельниках Клинского района. Эти же пусть полежат тут, а то нечего будет показывать другим гостям отвесного склона.



На вершине холма муравейник. В моховом слое хороша видна старая муравьиная дорога, по которой система лесных "общежитий" сообщается между собой или расселяется, когда семья становится слишком большой.



Но солнце, время, течение зовут нас дальше, к следующей стоянка. Следующий обрыв на левом берегу, не менее высокий, но обжит. Беседка, оборудованное кострище предлагает следующий лагерь сделать тут. Я спускаюсь с обрыва вниз за вещами и на меня буквально налетает черный коршун, наверное молодой. Он кружит рядом, интересуется, старается запомнить странное существо с большой белой трубой, а потом усаживается на отмель противоположенного берега. Различаю коншуна я похвосту, который имеет заметный треугольный вырез внутрь.



Стоянка эта находится в высокоствольном сосновом бору чуть выше деревни Колохта. Напротив - песчаная коса и пляж, на котором нет человеческих следов. Вода прозрачная, видно дно.



А если пройти несколько сот метров вперед, можно увидеть следы подсочки деревьев. Сейчас этот промысел почти не используется, а раньше так добывали сосновую смолу, для того чтобы делать канифоль. Или скипидар, лечебно - воспитательное средство от лени и других разных болезней. Обычно специальным резцом делали очень много надрезов по коре в виде елочки, вершиной вниз, смола стекала в специальную емкость.





Наша лодка отходит от высокоствольного соснового бора.



Впереди, за Колохтой нас ждет другой мир, влажный и тенистый. Начинаются Ельники.



Прибрежная полоса встречает зарослями хвощей такой пышности, что я делаю заметку на память. Это все потому что влажность реки соседствует с солнечным, освещенным склоном. Наверное, здесь хорошо делать фотографии насекомых или девушек в росе, в стиле Юли Втюриной или Римантаса Дихавичуса. Как говорится, кому что ближе.



Я же довольствуюсь водомерками, которые скопились у солнечного луча, который пробивается через лапы елей. Рискуя свалиться прямо в небольшой омут, с нимней точки делаю примерно 500 кадров хаотично двигающихся созданий. А в видоискателе у меня космические звездолеты, ранний Лукас со звездными войнами и молодой Люк Экайуокер. Из всей серии только в одном кадре сложилось положение водомерок в организованный звездный патруль.



Река то мелеет и мы выходим из лодки, ведем ее в поводу в высоких болотных сапогах, то попадаем в стремнину. Мотор выключен. Бесшумно двигаемся вперед, я с биноклем и телеобъективом на носу, Павел на руле. И конечно видим много птиц. Очень много, причем ниже по течению, ближе к заповеднику, разнообразие увеличивается.



Кряквы даже не стали взлетать, вероятно хорошо им было на солнечном теплом камне, покрытым подсохшими водорослями.



Серая цапля, более осторожная, маскируется под ветку дерева. Но все равно потом привыкла, дала себя рассмотреть.



Особенно удивила меня встреча с белолобым гусем, невесть как оказавшимся летом на Унже.



Дело в том, что Кологрив считается Гусиной столицей России, это в городе такой бренд. Местные жители организовали заказник "Кологривская пойма", запретили в нем охоту и подкармливают зерном на пролете стаи гусей и казарок. А ученые их изучают, ставят передатчики и логгеры на пернатых. В определенный период, на майские праздники в окрестностях города сосредотачиваются несколько тысяч гусей, я правда еще не был в это время на Унже, поэтому фото будет от Алексея Терентьева, местного жителя.



Еще несколько птичек, которых к слову, можно увидеть и в центре города Кологрива, на пруду.





Следующая стоянка - на высоком левом берегу чуть выше деревни Илешево. Здесь уже немного больше мусора, оставленного различными туристами. Но все равно комфортно, есть навес и стол.





Следующий переход будет прямо до Кологривского моста, осталось несколько километров. А дальше уже можно решать, покидать реку или продолжать сплав вниз, до Мантурово. Русло становится шире, река глубже, берега меняются.
Участок, который мы прошли показался мне безопасным приспособленным для неспешного семейного отдыха. Я видел грудного младенца с молодыми родителями на байдарке, купающихся детей, людей в возрасте. Прямо в нескольких сотнях метров от реки Шаблово с его музеем Ефима Честнякова, воду из реки можно смело пить, рыбаков в летний период немного, раньше говорили о засилии сетей и электроудильщиков на реке - но мы не зацепили не одну сеть опущенным мотором, подплывали к плавающим пластиковым меткам, там тоже на было сетей. Весной характер реки конечно будет другим. И все же приглашаем читателей на верховья Унжи.

Поскольку река не входит в запрещенную территорию заповедника, быть на ней можно всякому. А сотрудники заповедника помогут словом или каким-нибудь делом, поскольку прекрасно знают эти места.



И напоследок. Несколько привязанных к местности карт для Ozy Explorer (космическая, стрельбицкого, двухкилометровка) можно скачать тут/data/away/732cb0925f3879bea451e99470d14751/ с моего Яндекс - диска. Это будет полезно тем, кто хорошо знает программу и понимает, зачем она нужна. Всем остальным мой набор с границами заповедника (куда не стоит лазить), точками стоянок, маршрутом по реке для для бесплатной Google Планета Земля вот тут/data/away/e73d90e9f9c83abd8efe520ee90413ec/, опять же на моем Яндекс - диске. Мой живой рассказ о Кологривсом крае, встреча с сотрудниками заповедника и музея состоится в субботу, 7 февраля в 16 часов на фестивале "Первозданная Россия" В Центральном Доме Художника, Москва, ул. Крымский Вал, 10, ЦДХ на втором этаже. Приходите.
Булат Окуджава

Булат Окуджава

Блог2 года назад
А ведь Булат Шалвович просил... Нет, не просил, конечно. Он пел в форме нежного повеления о то...
Падающая вода Плато Путорана

Падающая вода Плато Путорана

Блог2 года назад
Плато Путорана граничит с полуостровом Таймыр, и попал я туда почти случайно. Во время съемок на ост...
Зимняя жизнь Соловков. Часть первая: коренной соловчанин

Зимняя жизнь Соловков. Часть первая: коренной соловчанин

Блог3 года назад
Легендарные Соловецкие острова. Знаменитый на весь мир монастырь, включенный в список всемирного нас...
Я | ФОТОГРАФ. Светлана Казина

Я | ФОТОГРАФ. Светлана Казина

Блог3 года назад
Величественная красота природы Горного Алтая в кадрах Светланы Казиной. Нравятся ли вам фото? Подели...
Неестественное естество

Неестественное естество

Блог1 мес. назад
«А я принципиально не пользуюсь Фотошопом и предпочитаю экологически чистые фотопродукты!» – гордо и...
Красноярские столбы. Анна Яценко

Красноярские столбы. Анна Яценко

Блог3 года назад
Компания Nikon и телеканал Моя планета представляют новый головокружительный проект. Десять известны...
Ах, Белла

Ах, Белла

Блог2 года назад
Проезжал я на коне по имени Ксерокс по Пушкинской площади, и останавливает меня милиционер по имени ...
Вот моя деревня...

Вот моя деревня...

Блог3 года назад
Кордон Травяной в Южно-Камчатском федеральном заказнике
Алтай с Даниилом Коржоновым

Алтай с Даниилом Коржоновым

Блог3 года назад
Компания Nikon и телеканал Моя планета представляют новый головокружительный проект. Десять известны...
На остров Кунашир с Иваном Дементиевским

На остров Кунашир с Иваном Дементиевским

Блог3 года назад
Компания Nikon и телеканал Моя планета представляют новый головокружительный проект. Десять известны...
История свадебной собаки

История свадебной собаки

Блог2 года назад
Кто меня знает близко – думаю,подтвердит, что я очень много говорю, очень большие сообщения пишу, оч...
Первый снег - это здорово!

Первый снег - это здорово!

Блог3 года назад
Взрослая Мама Тесла вспомнила детство и слизывает снег с лапы.
Правила жизни. Катя Платонова

Правила жизни. Катя Платонова

Блог3 года назад
Дорогие друзья, мы продолжаем рассказывать о правилах жизни известных фотографов. Cегодня мы предста...
Командировка в Афган. Девять граммов в сердце?..

Командировка в Афган. Девять граммов в сердце?..

Блог1 год назад
В годы моей активной жизни в журналистике друзья часто спрашивали: - И не страшно тебе мотаться по...
Горцы. Лида и Майрам

Горцы. Лида и Майрам

Блог3 года назад
северная осетия, даргавсское ущелье. высота 1200. по обочинам - заснеженные горы и покрытая изморозь...
Три истории о Кологривском Крае. История Третья. Сплав по реке Унжа.
Андриан Колотилин

Комментарии

Отправить