Падающая вода Плато Путорана

Представляем вам фотопроект амбассадора Nikon Сергея Горшкова с самыми красивыми водопадами плато Путорана. В этих суровых и труднодоступных местах он несколько лет изучал жизнь водопадов в годовом цикле. Многие из этих великанов впервые открылись большому миру благодаря его фотографиям.

Водопады

Плато Путорана граничит с полуостровом Таймыр, и попал я туда почти случайно. Во время съемок на острове Врангеля мы жили в будочке от автомобиля ГАЗ-66. Однажды был сильный мороз, нас замело, и мы пережидали непогоду дома. На полке лежало несколько журналов, которые я от нечего делать листал. В одном из них была статья о плато. И я подумал: «Когда-нибудь туда обязательно попаду». А потом, во время перелета с острова, – знаете, как это бывает, – что-то щелкнуло внутри, я посмотрел в иллюминатор, и подо мной оказалось огромное изрезанное глубокими каньонами плато. Дело было в октябре, и низко стоящее солнце освещало огромные свинцовые озера. Это было безумно красиво. Когда я закончил проект о Врангеле, сразу же отправился туда, снимал три года, и вот сейчас уже готовы цветопробы фотокниги об этом месте. 


Диафрагма: f/9.0
Выдержка: 1/160 
ISO: 200
Фокусное расстояние: 20 мм
Камера: Nikon D810 
Объектив: AF-S NIKKOR 20mm f/1.8

Изначально я приехал на плато снимать миграцию северного оленя, на съемку которого получил грант от Русского географического общества. Но по ходу съемок понял: чтобы показать местную жизнь, нужно снимать все, что здесь есть, в том числе главную достопримечательность – водопады. Но как это «оживить»? И я придумал, что буду показывать природу плато через глаза мигрирующего оленя. Идут олени по озеру Аян – я показываю озеро и каньоны, которые они пересекают. Идут за ними волки – я снимаю волков.

Плато Путорана по площади сопоставимо с Великобританией. Самая высокая точка – 1700 метров. По количеству пресной воды в озерах оно занимает второе место после Байкала. Я летал на плато через Норильск. И оттуда еще минут 40 на вертолете. «Путорана» с эвенкийского языка переводится как «озера с крутыми берегами». Озер тут 9520, самые длинные – до 150 км, самые глубокие – до 420 м. Если попросить читателя назвать известный водопад, то наверняка прозвучат Виктория, Анхель и другие, которые находятся, как правило, за территорией России. А между тем самый высокий водопад нашей страны находится как раз на Путорана на реке Конда – 108 метров с прямым падением воды. Он такой высокий, что вода, не долетая до дна, рассыпается радужной пылью. Его мало кто видел, даже мало кто знает о нем. Еще здесь есть каскадные водопады, они гораздо выше, до 400 метров. В начале июня на плато такое ощущение, будто попадаешь в страну водопадов. В каждом каньоне со всех уступов льется вода. Из-за ее шума не слышно разговоров.


Диафрагма: f/8.0 
Выдержка: 1/800 
ISO: 640 
Фокусное расстояние: 20 мм
Камера: Nikon D810 
Объектив: AF-S NIKKOR 20mm f/1.8

Это непростая в организации экспедиция. Я везу с собой все – от фотоаппаратуры до продуктов питания, спальников, палаток – всего, что обеспечивает быт и выживание. Перед поездкой на плато я целый год планировал, расспрашивал людей, где что происходит, куда нужно попасть, как, в какое время года.

Обычно я снимаю двумя камерами – на плато в разные заезды использовал Nikon D800E, D4, D810 – плюс обязательно есть резерв на случай форс-мажора. В дикой природе всякое бывает – техника может сгореть, утонуть, упасть, быть съедена медведем, да все что хочешь. Я снимал и в дождь, и в мороз, ронял в воду, и надо отметить, аппаратура меня ни разу не подвела. А ведь в таких сложных условиях надежность техники – это самое главное. Еще одна большая проблема на Путорана – непредсказуемая погода. Бывает, вылетаешь при хорошей погоде, а возвращаешься в снег, дождь или туман до земли. По мне так чем хуже погода, тем интереснее картинка, больше драматизма, напряжения. Но обычно в такую погоду вертолеты не летают, очень неудобно.

Для истории о водопадах Путорана я выбрал десять самых интересных и знаковых. С 2012 года несколько раз в год я прилетал снимать их в разных состояниях: с большой водой, с малой, застывшие… Таким образом я следил за динамикой годичного цикла каждого водопада. Большая часть съемок проходила с вертолета, потому что другим способом попасть на плато невозможно. И самые интересные и захватывающие виды получились тоже с высоты птичьего полета. 

Точное количество водопадов на Путорана не знает никто. Научные данные называют цифру около 20 тысяч. И все они разные. Большинство в период снеготаяния выглядит очень мощно, а в сентябре практически иссякает. Это такие временные водопады. Погода и время года сменяются на плато так быстро, что внезапно начинающиеся осенью сильные морозы буквально за сутки превращают водопады в глыбу льда. Озера зимой промерзают на двухметровую глубину. В октябре температура опускается ниже тридцати градусов, и водопад на реке Моя-Ачин, например, быстро замерзает. Но грунтовые воды подпитывают его всю зиму, и к весне на голых скалах появляется стена льда высотой около десяти метров и шириной более ста. Сплошной лед, похожий на стекло.

В ноябре над плато встает полярная ночь, и все погружается во мрак на несколько месяцев. В начале ноября солнце всходило в 11 часов, а в 14 уже было темно. Всего три часа рабочего времени для съемки. Находясь дольше на улице, и сам превращаешься в ледышку. Как бы ты не одевался, дольше двух-трех часов при минус сорока не выдержишь. За зиму на водопадах намерзает слой льда толщиной больше двух метров. Он будет таять до следующей осени. В апреле, когда начинает светить солнце, ледяные столпы начинают по чуть-чуть оттаивать, переливаясь сине-зеленой гаммой и завораживая искрящимися холодными оттенками. 


Диафрагма: f/5.6 
Выдержка: 1/320 
ISO: 160 
Фокусное расстояние: 20 мм 
Камера: Nikon D810 
Объектив: AF-S NIKKOR 20mm f/1.8

Широкие, «панорамные» водопады я снимал на широкоугольный объектив AF-S NIKKOR 20mm f/1.8. Мне хотелось поймать объем падения воды, найти ракурсы без тени. А чтобы самому не улететь вниз, в каньон, ложился на край обрыва и снимал сверху вниз. Кадры для панорамы я снимаю с перекрытием по 10–15%. Этого достаточно, чтобы потом сшить в любой программе. Стандартная диафрагма для съемки пейзажей – 8.0. Получается резко все, от переднего до заднего планов. Чувствительность можно чуть увеличить, до 100 единиц, этого достаточно. На пейзажной фотографии большое значение имеет передний план. Он должен задавать тонус, идею, притягивать к фотографии.


Диафрагма: f/5.6 
Выдержка: 1/8000 
ISO: 500 
Фокусное расстояние: 800 мм 
Камера: Nikon D4 
Объектив: AF-S NIKKOR 800mm f/5.6E FL ED VR

Чтобы придать объем переднему плану, я люблю снимать с нижней точки. Она всегда интересна, придает эффект присутствия зрителя на снимках. Для этого нужно иногда просто встать на колени и попробовать снимать с уровня земли. И от этого фотография становится намного выигрышней. Я считаю, что даже на одном месте можно получить сотню совершенно разных картинок. А потом из этой сотни дай бог, чтоб получилась одна идеальная. Они все будут качественными, хорошими, но одна должна именно передать состояние, настроение водопада. Часто бывает, что под водопадом штатив ставишь прямо в воду. Но надо убедиться, что течение не создает вибрацию штатива, иначе на длинной выдержке кадр будет испорчен.

Когда начинаешь снимать, к каждому месту нужно приспособиться, на каждом водопаде и каньоне найти лучшую точку съемки. Смотришь с высоты птичьего полета – красиво, снимаешь – а кадра нет. Моя специализация – съемка диких животных, и чтобы перейти на пейзаж, мне пришлось учиться многим вещам, открывать новые технологии. Я сделал большой шаг вперед, и очень благодарен Путорана за возможность снимать неприступную красоту, теперь смогу показать это людям.


Диафрагма: f/5.6 
Выдержка: 1/800 
ISO: 1000 
Фокусное расстояние: 800 мм 
Камера: Nikon D4 
Объектив: AF-S NIKKOR 800mm f/5.6E FL ED VR

В итоге я снял историю о жизни десяти водопадов. Из этих кадров получится и выставка, и книга, и публикация для журнала. Так я могу подвести некий фотографический итог трехлетней работы. Для меня самое сложное – закончить проект и сказать себе: «Стоп, заканчиваем, переходим на новый проект».


Диафрагма: f/8.0 
Выдержка: 1/125 
ISO: 125 
Фокусное расстояние: 20 мм 
Камера: Nikon D810 
Объектив: AF-S NIKKOR 20mm f/1.8

Олени

Мне неинтересно снимать не связанные между собой единичные фотографии. Я предпочитаю создать целую историю о месте, чтобы потом можно было собрать выставку или книгу и показать место таким, каким его видят те, кто там живет. Через взгляд мигрирующего северного оленя я мог показать весь его путь, какие реки они преодолевают и даже взаимоотношения в стаде. Так я прошел с ними от места зимовки на плато до Таймыра, где они выводят потомство. Олени перемещаются довольно быстро – от 20 до 100 км за день, и мы выстраивали свой план так, чтобы, экстраполируя их маршрут, немного обгонять их на вертолете, встречать с камерой стадо и снова лететь на опережение.


Диафрагма: f/9.0 
Выдержка: 1/3200 
ISO: 250 
Фокусное расстояние: 80 мм 
Камера: Nikon D810 
Объектив: AF VR ZOOM-NIKKOR 80-400mm f/4.5-5.6D ED

Вся живность плато привязана к миграции оленей. Идет олень, за ним идут волки. Часть оленей гибнет, часть убивают волки, остатки доедают росомахи и медведи. В один из дней мы нашли труп оленя, убитого волками. Рядом построили укрытие для наблюдений. Пришла росомаха, затем вторая, и они за два дня растащили нашего оленя на кусочки, попрятали в кустах. В какой-то момент даже волки заходили.

Летать на плато за цельной фотоисторией пришлось много раз. Например, летом, когда миллиарды комаров начинают атаковать стадо, олени буквально сходят с ума, сбиваются в огромные стада и бегут против ветра, чтобы комарье сдувалось. 


Диафрагма: f/5.6 
Выдержка: 1/2500 
ISO: 400 
Фокусное расстояние: 400 мм 
Камера: Nikon D4 
Объектив: AF VR ZOOM-NIKKOR 80-400mm f/4.5-5.6D ED

Олени передвигаются с конца марта и практически до конца мая. Сначала беременные самки, потом самцы. Это такая длинная эпопея. Но когда мы приехали первый раз и находились там с конца марта до начала апреля, мы не увидели не то что оленя, но даже его следа... По каким-то причинам весна была затяжная, и олени еще не шли. Мы построили специальные укрытия из деревьев на всех возможных путях подхода, я каждое утро выходил ждать оленей и возвращался вечером. Пока ждали, недалеко поселился соболь. Мы нашли его дупло недалеко от нашего домика и ходили туда снимать. Я долго-долго сидел в укрытии, раз-два в день он появлялся на какие-то мгновения и снова убегал. Я успевал снять несколько кадров. Соболь нам очень помогал разбавить эту грустную, монотонную жизнь. 


Диафрагма: f/7.1 
Выдержка: 1/5000 
ISO: 640 
Фокусное расстояние: 1000 мм
Камера: Nikon D4 
Объектив: AF-S NIKKOR 800mm f/5.6E FL ED VR

Я очень переживал, что не смогу снять миграцию. На мне лежал груз ответственности перед Русским географическим обществом, но я же не могу заставить оленей пойти. Мы ждали-ждали, и к середине мая приняли решение улетать. И вот в последний день перед вылетом я поднялся на плато. И увидел, как по озеру идут стада. Миграция началась! В этот последний момент я успел снять тот единственный кадр, ради которого все затевалось. Я вздохнул с облегчением, первостепенная задача была выполнена – я зафиксировал факт миграции. Дальше мне хотелось показать, куда олени уходят в тундру, где они выводят потомство, всю их жизнь…

В мире существует две крупных миграции животных. Одна в национальном парке Серенгети в Африке, там были многие фотографы. А вот нашу миграцию мало кто не то что снимал, а вообще видел в принципе. И я счастлив и горд, что в России есть такое место. 

Следующий заход был запланирован в конце июня, и нам тоже сначала не везло. В это время появляются телята. После их рождения, когда стоит самая жара, олени сбиваются в большие стада и переходят реку «мостом». Это когда с одной стороны реки олени еще заходят в воду, а на другом берегу уже выходят. Такое зрелище своими глазами видели немногие в мире. Это выглядело как скопление муравьев в муравейнике. 50 тысяч оленей переходят реку шириной 800 метров, это фантастическое зрелище длится несколько часов. Поток животных перекрывает поток воды. Он такой масштабный, что, если распечатать панораму 80 сантиметров высотой, в длину он займет 9 метров. Такого количества животных я в жизни никогда не видел ни до, ни после.


Диафрагма: f/8.0 
Выдержка: 1/2000 
ISO: 200 
Фокусное расстояние: 48 мм 
Камера: Nikon D810 
Объектив: AF-S NIKKOR 24-70mm f/2.8G ED

Бараны

И еще одной моей заветной мечтой было снять снежного барана плато Путорана. Это вымирающий вид, эндемик этого места. Говорят, сейчас живут 2500 особей, но я больше чем убежден, что их осталось не больше 500–700 на всей территории. Я делал несколько экспедиций, чтобы снять этого барана, но только два раза мне удалось увидеть и поснимать этих интересных животных. Они живут в глубоких каньонах. Когда их начинают преследовать волки, они спрыгивают вниз, в каньон, встают на отстой, и там они недоступны.


Диафрагма: f/5.6
Выдержка: 1/640 
ISO: 100 
Фокусное расстояние: 600 мм 
Камера: Nikon D2X 
Объектив: AF-S NIKKOR 600mm f/4.0

Найти и снять баранов еще сложнее, чем водопады и миграцию оленей. Они, во-первых, очень пугливые. Снимать их можно только пешком, и на это нужно очень много времени. Хорошо, что с дальнобойной оптикой Nikon мне не требуется находиться слишком близко к животным, чтобы наблюдать за ними.

По правилам заповедников я не могу находиться на территории один. Мне всегда составляет компанию госинспектор, который защищает меня от природы и природу от меня. Во время съемок в заповедниках я веду дневник: что и где вижу. И по окончании проекта делюсь фотографиями и записями со специалистами заповедника.

Вот так я снимал плато Путорана три года. Я многое увидел, много чего снял, но все ли? Во многие места я просто не смог попасть по причине погоды. Мне хотелось снять миграцию оленя – я ее снял. Хотелось запечатлеть волка – сделал. Редкого путоранского снежного барана – у меня есть один кадр. Он один, но он мой, он хороший, и этого достаточно. Мне всегда очень сложно решиться поставить точку в проекте.


Диафрагма: f/6.3 
Выдержка: 1/2500 
ISO: 400 
Фокусное расстояние: 400 мм 
Камера: Nikon D810 
Объектив: AF VR ZOOM-NIKKOR 80-400mm f/4.5-5.6D ED

Главное в съемке дикой природы – это иметь колоссальное терпение. Еще не было ни одного раза, чтобы я прибыл в Норильск и с первого раза вылетел в горы. Обычно ждешь день, три, неделю. А бывало, что съемочное время было просто упущено в этом ожидании, и приходилось ни с чем лететь домой. Мы всегда зависим от природы, а вертолет тем более. Поэтому нужно научиться ждать и выжимать максимум из ситуации. Первое время это было достаточно тяжело. Не знаешь, куда себя деть. А сейчас я привык к этому. Или, например, сидишь на точке по 15–20 часов в сутки и ждешь, когда мимо пройдет волк. Однажды ради одного кадра волка я провел в таком режиме несколько недель. Меня иногда спрашивают, зачем так себя изматывать. А для меня во всем этом есть смысл и огромное удовольствие. Например, сейчас на Камчатку приезжают люди с моей книгой и говорят: «Мы хотим снять то же самое». И мне хочется, чтобы на плато Путорана к сотрудникам заповедника тоже приходили с моими снимками и говорили: «Мы хотим попасть на этот водопад». Это самая высокая оценка моей работы.

Падающая вода Плато Путорана
Сергей Горшков

Комментарии

Отправить