Владимир Мишуков: «Дурацкая» миссия уже выполнена!

«Дурацкая» 5D-выставка Slava Durak, посвященная презентации одноименного альбома фотографа Владимира Мишукова в Центральном доме художника, привлекла внимание своей необычной экспозицией. Посетители «зависали» в ней на целый день. Им было хорошо. По их отзывам, в них пробуждались и обострялись все органы чувств. Обособленное, уютное, затемненное черно-белое пространство, воздушная архитектура выставки, очень точно расположенные фотографии, ненавязчивое и тонкое музыкальное сопровождение, запахи цветов и хлеба, необычные на вкус чай и мороженое — все создавало атмосферу отдельной планеты и праздника в холодной и серой Москве.

Текст: Наталья Ударцева; Фото: Владимир Мишуков

Одноименный альбом еще до открытия выставки в Москве продавался во Франции и вошел в десятку лучших подарков на Рождество.

В последний день работы выставки мы встретились с Владимиром Мишуковым, который, как выяснилось во время короткого интервью, в этом проекте выступил в разных ролях: как фотограф, куратор, сценарист и режиссер.

— Кто же Вам сделал такую красоту?

— У меня с самого начала проекта была идея сделать необычную выставку. Идея идеей, но для реализации нужна команда. Как в кино. Потом у меня появился партнер — Марина Глухова, и мы начали двигать проект. 6 января у меня не было никакой финансовой поддержки. Мы начали работать, и постепенно все появилось. Нас поддержала компания «Добро». Вместе с профессиональными архитекторами придумывали пространство. Мне так представлялась экспозиция: зритель идет по длинному коридору к каждой фотографии. Коридор светится изнутри. Нашли архитекторов, которые умеют работать с бифлексом. Пока не было готово пространство, я не знал, как будут висеть работы.

Все делалось быстро и творчески. Правда, biflex — материал, который мы использовали в конструкции, повел себя неожиданным образом: он провис, и мы приняли решение все поднять вверх. Последние фотографии были повешены в последние секунды перед открытием.

Уже вошла пресса, уже вошел Полунин, а мы еще завершали экспозицию. Первоначально мы хотели воссоздать пространство вокруг дерева Эйва из «Аватара». Но у нас получилась другая планета. Зритель включается в предложенную ему игру, вспоминает фильм и приходит к пониманию, что это наша планета.

— Как отреагировал Полунин, придя на открытие?

— Слава хорошо отреагировал. Он был внутри этой истории. Он видел альбом. Он был активным действующим лицом. Это его мир, он так же выстраивает свои перфомансы и фестивали, он в этом живет.

— Почему 5D?

— Это ирония над сегодняшним временем. Над бесконечными спорами кинематографистов: 2 ДЭ или 3 ДЭ? Я когда их слышу, то говорю: снимайте в ше-ДЭвре, и тогда все пять органов чувств будут задействованы, все тонкие настройки — внутри зрителя. Люди привыкли общаться в объемном мире и персонально. Им нужна подводка к восприятию искусства.

Вы слышите общее музыкальное сопровождение. На самом деле звуковое сопровождение подобрано к каждой картинке — оно не буквальное, оно образное.

В общее же музыкальное сопровождение очень тактично зашифрована музыка Альфреда Шнитке — танго из оперы «Жизнь с Идиотом». Привет дуракам! Еще музыка Нино Рота, из фильмов Феллини, весь трек на 26 минут, который работает на рецепторы слуха и подводит зрителя к визуальному восприятию, у него пробуждается Сочувствие, Сопереживание, и он погружается в изображение и его атмосферу.

Сейчас люди ходят на выставки для того, чтобы где-то оказаться и получить индивидуальное обращение. Часто бывает, что экспозиция не учитывает зрителя, и он чувствует себя как в стойле: с ним не делятся ни теплом, ни радостью, ни открытием. Все наши органы чувств настроены на гармонию, и мы учли это в нашей экспозиции. Зрителю предлагается приятная атмосфера, приятная, но не глупая музыка, приятные запахи, понятные изображения, и он оказывается в хорошем самочувствии и в гармонии с собой. Люди, которые приходили на выставку, говорили, что у них было состояние, как будто бы они съездили куда-то, совершили приятное путешествие, набрались приятных впечатлений… Мы создали индивидуальное обращение к зрителю. За счет особой архитектуры он остается наедине с фотографией, наедине с главным героем. При этом фотография осталась фотографией. Мы — объемные. Нам нужны объемные впечатления.

— Вы работали в пространстве Славы Полунина под Парижем. Как это было? На что снимали?

— Фотографии сняты классическим способом, длинная выдержка, короткая выдержка… Никакого монтажа. Снимал «на сердце».

Полунин актер, я актер, нам с ним легко. Мы существуем в мизансцене театра. Декорацией является реальность. Мне важно было снимать Славу там, где он живет, он там расслаблен и органичен. Но это не так часто бывает. Я узнавал, когда он будет дома, и ехал к нему. Пока летел в самолете, делал раскадровки. Приезжал, мы обсуждаем, понятно-непонятно, что надо добавить, выбор места, дальше съемка и импровизация в заданной ситуации.

Вот, например, эту белую комнату биоморфной формы придумал младший сын Славы, Ваня, он ее нарисовал. Андрей Бартенев со своей командой довел идею до ума. Славин дом — это своеобразное произведение искусства. В этом пространстве, и около него, мы с ним работали в течение двух с половиной лет. В доме все приспособлено для работы: границы между повседневностью и творчеством стерты.

Нужна пеномашина — пожалуйста, нужен дым — пожалуйста, есть костюмерная, где можно взять костюмы, короче, всегда есть ингредиенты, которые можно привнести в съемку и сделать ее более вкусной. Все снималось наездами-набегами. Иногда я приезжал, а съемки не было: случалось то, что называется «не пошло», мы просто общались. Когда все получалось, начинался творческий процесс, и это всегда было феерически, динамично, спонтанно, в кайф! Настоящий актер всегда импровизирует в кадре и всегда в него что-то привносит.

— Все снято во Франции?

— Почти все. Зимний сюжет сделан в России, в Москве, на крыше театра Натальи Сац в сильный мороз.

— Получается, что сегодня недостаточно только изображения, только фотографии — зрителю нужны объемные впечатления, затрагивающие все органы чувств?

— Не знаю, к счастью или к сожалению, но сегодня очень важно, чтобы фотография была самодостаточной. Если этого нет, то сколько ее ни декорируй, ничего не получится.

— Будет ли развитие проекта, его продолжение?

— Далее — уже территория кино, все должно начать двигаться…

Максимы Сергея Максимишина

Максимы Сергея Максимишина

Фотохудожники1 год назад
Сергей Максимишин энергично ведет занятие курса фотожурналистики. Тема занятия — фотоистория о челов...
Галерея Вильгельма Михайловского: Фотография — естественное продолжение меня самого

Галерея Вильгельма Михайловского: Фотография — естественное продолжение меня сам...

Фотохудожники5 лет назад
Вильгельм Михайловский родился в 1942 году. Фотограф, свободный художник. Живет в Риге (Латвия). С 1...
Фотограф Тим Флэк: «Важно видеть, а не просто смотреть»

Фотограф Тим Флэк: «Важно видеть, а не просто смотреть»

Фотохудожники1 год назад
Тим Флэк (Tim Flach) — фотограф и фотохудожник. Он родился, живет и работает в Лондоне, но его, без ...
Фотограф Всеволод Тарасевич: сумашедшая жизнь от «Формирования интеллекта» и до «Края земли»

Фотограф Всеволод Тарасевич: сумашедшая жизнь от «Формирования интеллекта» и до ...

Фотохудожники4 года назад
Сейчас я сам в возрасте, который намного превосходит возраст Всеволода Сергеевича Тарасевича, когда ...
Вадим Гиппенрейтер — наше все

Вадим Гиппенрейтер — наше все

Фотохудожники5 лет назад
К Вадиму Гиппенрейтеру собиралась словно на первое свидание: волновалась, нервничала, опаздывала. Мы...
Борис Смелов — фотограф с безупречной репутацией

Борис Смелов — фотограф с безупречной репутацией

Фотохудожники5 лет назад
Творчество легендарного петербургского фотографа Бориса Смелова вызывает интерес у искусствоведов, к...
Непостижимый Александр Китаев и его Петербург

Непостижимый Александр Китаев и его Петербург

Фотохудожники5 лет назад
Выставка Александра Китаева в Центре фотографии имени братьев Люмьер стала настоящим событием в куль...
Фотороман с Владимиром Вяткиным

Фотороман с Владимиром Вяткиным

Фотохудожники1 год назад
Мой фотороман с Володей Вяткиным начался давно. Еще в ту пору, когда я заведовала фотослужбой в журн...
КАК СНИМАЛИ МЭТРЫ

КАК СНИМАЛИ МЭТРЫ

Фотохудожники2 года назад
Знаменитый, ставший классикой, снимок Мэрилин Монро был сделан на съёмках «Зуда седьмого года» 9 сен...
КАК СНИМАЛИ МЭТРЫ

КАК СНИМАЛИ МЭТРЫ

Фотохудожники1 год назад
Слышали о знаменитом фотографе Консуэле Канаге (1894—1978)? Ее жизнь неразрывно была связана с социа...
Игорь Гаврилов. 40 лет в 52 кадрах

Игорь Гаврилов. 40 лет в 52 кадрах

Фотохудожники2 года назад
Вместе с Игорем мы отобрали из его огромного архива 50 кадров, сделанных им в самые разные периоды ж...
Стив Шапиро. Проживая Америку

Стив Шапиро. Проживая Америку

Фотохудожники4 года назад
В московском Центре фотографии имени братьев Люмьер в начале 2013 года прошла ретроспективная выстав...
Ирвин Пенн - последний классик

Ирвин Пенн - последний классик

Фотохудожники2 года назад
В Нью-Йорке в возрасте 92 лет умер Ирвин Пенн — легендарный фотограф. XX века, внесший колоссальный ...
Обзор выставки Йозефа Куделки «Вторжение 68. Прага».

Обзор выставки Йозефа Куделки «Вторжение 68. Прага».

Фотохудожники5 лет назад
В Москве, в Центре фотографии им. братьев Люмьер, в рамках параллельной программы 4-й Биеннале совре...
Сергей Пономарев: «Я меняюсь, меняется и моя фотография»

Сергей Пономарев: «Я меняюсь, меняется и моя фотография»

Фотохудожники5 лет назад
Сергей предпочитает обычному отдыху экстремальный, например, проехать автостопом с пленочной камерой...
Владимир Мишуков: «Дурацкая» миссия уже выполнена!
журнал ФотоТехника

Комментарии

Отправить