Фотограф Ян Саудек: жизнь, любовь, смерть и другие пустяки…

В жизни Яна Саудека неоднократно происходило Чудо. Он родился в 1935 году в Праге. Но «счастливое детство» пережить ему не пришлось: началась Вторая мировая война. В конце ее случилось первое чудо: маленький Ян и его брат-близнец Карл, ныне известный график, избежали экспериментов нацистского лагерного доктора и остались живы. Родители и другие члены семьи погибли в концлагере Терезиенштадт. Второе чудо: его не загребла чешская госбезопасность во времена «государственных ограничений», хотя на архив Яна несколько раз накладывали арест…

Текст: Наталья Ударцева; фото: Ян Саудек.

Благодарим Галерею классической фотографии за предоставленные для публикации снимки.

 

Жизнь

 

— До нашей «бархатной» революции меня часто допрашивали в чешской госбезопасности. Они разыскивали мои фотографии, интересовались ими, хотели знать, что они означают. Многие из них уже были опубликованы на Западе. А я утверждал, что эти фотографии делал мой дедушка в прошлом веке. Они действительно так выглядели, кроме той, где я стою с автоматом в руках. Наконец, госбезопасность оставила меня в покое. Но с тех пор я помечаю свои фотографии XIX веком.

Третье чудо: он стал знаменитым на весь мир фотографом.

— Ян, в какой момент Вы стали знаменитым? Как это произошло? — спрашиваю я Саудека.

— Случилось чудо. Просто чудо, — отвечает он.

Думаю, список чудесных событий жития Яна Саудека гораздо длиннее. К ним можно отнести и его успех в США в 1970-м, и открытие в 2007 году в Праге постоянной выставки его работ, и первую выставку в России в 2013-м, и то, что он сам смог на нее приехать.

Приезд Яна Саудека в Москву ждали. Открытие его выставки «Жизнь, любовь, смерть и другие пустяки» в Галерее классической фотографии стало ярким событием нынешней весны и собрало огромную толпу поклонников. Они хотели посмотреть на живого классика, на работы всех периодов его творчества: от начала до всемирного признания и художественного переосмысления.

Открытки и плакаты с его работами расходились быстро. Энергичный, темпераментный, Ян Саудек, действительно, был неуловимо похож на своего кумира — рок-музыканта Мика Джаггера: короткая стрижа, черные очки, красная рубаха, туфли на утолщенных каблуках. Та же независимость во всей фигуре, та же раскованность и чувство достоинства. Он мобильно перемещался по залу, шутил, раздавал автографы и охотно отвечал на вопросы.

— Вам приходилось снимать русских женщин?

— Нет. Но я скажу правду: русские женщины очень красивые. Очень-очень! По ошибке сюда попала фотография русской женщины, которая работает на бензоколонке Shell в Праге. Она где-то здесь висит. — Саудек показывает на выставочный зал, заполненный ста двадцатью его работами, составляющими ретроспективу его провокационного, завораживающего и шокирующего творчества:

— Она попала сюда случайно. Она очень красивая!

На самом деле все на грани: красивого и безобразного, эротичного и пошлого, вкусного и безвкусного. Удивляюсь, как художнику удается балансировать на столь тонкой грани. Среди выставленных в галерее работ — моя любимая фотография под названием «Пинок». На ней мужчина, похожий на Саудека, пинает ногой толстую кричащую тетку.

 

Королева тинейджеров

 

Отличная метафора, возможно, ключ к пониманию его творчества! Как будто художник демонстрирует свою независимость от общественного мнения и дает хороший пинок общественному вкусу и общепринятой морали. Чрезвычайно актуально! Так и сегодня творчество фотографа вызывает диаметрально противоположные мнения: от любви, обожания, почитания, преклонения до полного непонимания и неприятия.

— Для художника не может быть никаких ограничений, и границы стерты. Но во мне самом сидит автоцензор: я слежу за тем, чтобы не переступить границы, — говорит Ян о своих работах.

Ян Саудек третий раз в России. Впервые он приезжал в Советский Союз при Горбачеве. Это был 1985 год. Потом при Ельцине в 1993-м. И сейчас при Путине.

— Чувствуете разницу?

— Огромную! В 85-м окна для тепла заклеивали газетами. Люди боялись говорить с иностранцем, это было заметно. Сейчас все по-другому.

— Ваше творческое кредо? Что бы Вы рекомендовали молодым фотографам?

— Никогда не сдаваться!

На торжественном открытии представитель от посольства Чехии приветствовал всех, кто пришел на открытие выставки Яна Саудека:

— Нам приятно, что имя Саудека знают в России и любят его творчество, которое, безусловно, является визитной карточкой чешской фотографии. Это первая выставка Яна Саудека в Москве. Мы надеемся, что здесь, где так много красивых женщин, знаменитый художник Ян Саудек найдет новое вдохновение для своего творчества.

 

Павла Ходкова и Ян Саудек

 

Ян Саудек пошутил:

— Я бился об заклад, что на открытие выставки никто не придет. И я проиграл. Еще мне казалось, что я наизусть знаю, как открывать выставки и что говорить, но тут я слегка растерялся, и я вам желаю: «Приятного аппетита»!

Затем он взял черный маркер и оставил автограф на белой стене галереи.

— Победа! — это слово прокатилось по залу и утонуло в аплодисментах.

Андрей Безукладников, фотограф и продюсер:

— Я впервые увидел черно-белые фотографии Яна Саудека в чешском «Фоторевю» в начале восьмидесятых. До сих пор помню впечатление, которое они произвели: чувство простой незамысловатой свободы. Потом Ян начал их раскрашивать, и я подумал, что он закончился как фотограф, потому что начал работать на «потребу», что фотография стала вспомогательным материалом.

Но я люблю и его раскраски, так как они все равно сохраняют свободный дух, в них много иронического оптимизма и легкости. Очень простые образы. Но порой это смахивает на анекдот, а мне хочется от фотографии притчевости и философского осмысления жизни.

Анекдот я не люблю. Понятно, что пойман тренд, и он введен в эксплуатацию. Маленький «свечной заводик» Яна Саудека. Понятно, почему на выставке в галерее больше раскрашенных, чем черно-белых фотографий: покупают больше то, что понимают.

Владимир Вяткин, фотожурналист:

— Это не мое. Полное отторжение. Антиэстетика женского тела. Я смотрю на этих женщин — и смотреть на живых женщин уже не хочется. Первобытно-общинный строй. Женское тело как объект первобытности и дикости. Цивилизация до этих людей не дошла. Антиэстетика!

Игорь Верещагин, независимый фотограф:

— Знаю его творчество давно. Еще с советских времен и страшно дефицитного чешского журнала «Фоторевю». Когда я увидел в нем фотографии Саудека, они надолго вышибли меня из колеи. Я люблю черно-белые фотографии Саудека. Его первые работы. Я дважды был в Праге, в галерее, где висят его работы, — там они большего размера и производят сильное впечатление. Здесь они тоже есть, но их немного, больше арт-китча. Но Ян остроумный человек, и думаю, что он сам воспринимает все с юмором и не относится к своей работе со звериной серьезностью.

Алексей Ушаков, независимый фотограф:

— Он просто не ханжа. Какой он есть внутри, таким себя и показывает. Со всеми своими пороками и предпочтениями. Не стесняясь говорит об этом.

 

Вероника, позирующая для стеклянных изделий г-на Шипека

 

Михаил Крюков, независимый фотограф:

— Меня привлекает в фотографиях Саудека любовь к жизни. В них много жизни. И много любви. Это не порнография. Ни в коем случае! Пусть те, кому это кажется порнографией, четче сформулируют свою мысль. Я еще не один раз приду на выставку и буду смотреть все внимательно. Я впервые вижу живого Яна Саудека, я подписал у него плакат с женщиной, которая держит череп, я счастлив. Мне нравится, как он снимает женщин. Он делает это необычно.

— А мне кажется, что он относится к ним как к сексуальным рабыням…

— Но вы — женщина. А я — мужчина. Мне взгляд Саудека понятен.

— Он отказывает женщинам в интеллекте вообще…

— Вы преувеличиваете. Этого нет в его фотографиях. Я рад, что увидел его живьем. Мне это помогло лучше почувствовать его и понять. Он очень открытый, радостный, легкий, харизматичный. Ему 78 лет, а он любит жизнь, телок и все, что с этим связано. Хотел бы я в этом возрасте сохранить такую же мобильность, открытость и оптимизм!

— Он так похож на Мика Джаггера!

— Неудивительно: он примерно из того же времени и, кажется, его поклонник…

Из беседы зрителей на открытии выставки Яна Саудека в Москве 27 марта 2014 года.

Фотограф Анатолий Гаранин: всегда немного «отстраненный и туманный»…

Фотограф Анатолий Гаранин: всегда немного «отстраненный и туманный»…

Фотохудожники3 года назад
Анатолий Сергеевич Гаранин. Фоторепортер. Говорят, один из лучших, из сильнейших репортеров Советско...
Геннадий Копосов: на взлете талант никому не подражает

Геннадий Копосов: на взлете талант никому не подражает

Фотохудожники3 года назад
В Библии сказано: «вначале было слово»… Не цитирую дальше, поскольку было не слово, а слова. Словами...
Галерея Вильгельма Михайловского: Фотография — естественное продолжение меня самого

Галерея Вильгельма Михайловского: Фотография — естественное продолжение меня сам...

Фотохудожники5 лет назад
Вильгельм Михайловский родился в 1942 году. Фотограф, свободный художник. Живет в Риге (Латвия). С 1...
Паула. Фотография по памяти

Паула. Фотография по памяти

Фотохудожники3 года назад
Направления современного искусства пробегают бегом на скорости скользящего взгляда. Эксцентричный ка...
Василий Песков: «Лежа на сеновале в прорехе крыши я насчитал 44 звезды…»

Василий Песков: «Лежа на сеновале в прорехе крыши я насчитал 44 звезды…»

Фотохудожники3 года назад
«Василий Песков. Фото автора». Такую подпись с непременным «фото автора» я встречал на страницах «Ко...
За кадром - Павел Маркин

За кадром - Павел Маркин

Фотохудожники3 года назад
Павел Маркин – фотограф. Вообще-то у него бездна профессий: он работал портным, дамским закройщиком,...
КАК СНИМАЛИ МЭТРЫ

КАК СНИМАЛИ МЭТРЫ

Фотохудожники1 год назад
Слышали о знаменитом фотографе Консуэле Канаге (1894—1978)? Ее жизнь неразрывно была связана с социа...
Обзор узбекского фотоискусства: когда я снимаю, мне кажется, что я пишу стихи

Обзор узбекского фотоискусства: когда я снимаю, мне кажется, что я пишу стихи

Фотохудожники5 лет назад
Думаю, все — от любви к поэзии. Когда я снимаю, мне кажется, будто я пишу стихи, только вот в такой ...
Дмитрий Бальтерманц: «каждый из нас фотограф, каждый второй — Бальтерманц...»

Дмитрий Бальтерманц: «каждый из нас фотограф, каждый второй — Бальтерманц...»

Фотохудожники3 года назад
Уверен, сейчас не найдется и человека, который бы помнил эти незатейливые слова, который распевали «...
Миссис Кэмерон: без суетливой повседневности

Миссис Кэмерон: без суетливой повседневности

Фотохудожники1 год назад
В московском Мультимедиа Арт музее демонстрируется выставка фотографий легендарной Джулии Маргарет К...
Ирвин Пенн - последний классик

Ирвин Пенн - последний классик

Фотохудожники2 года назад
В Нью-Йорке в возрасте 92 лет умер Ирвин Пенн — легендарный фотограф. XX века, внесший колоссальный ...
Фотограф Тацио Секкьяроли — первый папарацци

Фотограф Тацио Секкьяроли — первый папарацци

Фотохудожники5 лет назад
Папарацци — назойливое стрекотание цикады или жужжание мухи, от которой невозможно отмахнуться. По к...
Фотограф Всеволод Тарасевич: сумашедшая жизнь от «Формирования интеллекта» и до «Края земли»

Фотограф Всеволод Тарасевич: сумашедшая жизнь от «Формирования интеллекта» и до ...

Фотохудожники3 года назад
Сейчас я сам в возрасте, который намного превосходит возраст Всеволода Сергеевича Тарасевича, когда ...
Владимир Мишуков: «Дурацкая» миссия уже выполнена!

Владимир Мишуков: «Дурацкая» миссия уже выполнена!

Фотохудожники3 года назад
«Дурацкая» 5D-выставка Slava Durak, посвященная презентации одноименного альбома фотографа Владимира...
КАК СНИМАЛИ МЭТРЫ. Ева Арнольд

КАК СНИМАЛИ МЭТРЫ. Ева Арнольд

Фотохудожники2 года назад
Ева Арнольд — первая женщина, принятая в фотоагентство «Магнум». Как фотожурналист она снимала в сам...
Фотограф Ян Саудек: жизнь, любовь, смерть и другие пустяки…
журнал ФотоТехника

Комментарии

Отправить