Владимир Мишуков: «Дурацкая» миссия уже выполнена!

«Дурацкая» 5D-выставка Slava Durak, посвященная презентации одноименного альбома фотографа Владимира Мишукова в Центральном доме художника, привлекла внимание своей необычной экспозицией. Посетители «зависали» в ней на целый день. Им было хорошо. По их отзывам, в них пробуждались и обострялись все органы чувств. Обособленное, уютное, затемненное черно-белое пространство, воздушная архитектура выставки, очень точно расположенные фотографии, ненавязчивое и тонкое музыкальное сопровождение, запахи цветов и хлеба, необычные на вкус чай и мороженое — все создавало атмосферу отдельной планеты и праздника в холодной и серой Москве.

Текст: Наталья Ударцева; Фото: Владимир Мишуков

Одноименный альбом еще до открытия выставки в Москве продавался во Франции и вошел в десятку лучших подарков на Рождество.

В последний день работы выставки мы встретились с Владимиром Мишуковым, который, как выяснилось во время короткого интервью, в этом проекте выступил в разных ролях: как фотограф, куратор, сценарист и режиссер.

— Кто же Вам сделал такую красоту?

— У меня с самого начала проекта была идея сделать необычную выставку. Идея идеей, но для реализации нужна команда. Как в кино. Потом у меня появился партнер — Марина Глухова, и мы начали двигать проект. 6 января у меня не было никакой финансовой поддержки. Мы начали работать, и постепенно все появилось. Нас поддержала компания «Добро». Вместе с профессиональными архитекторами придумывали пространство. Мне так представлялась экспозиция: зритель идет по длинному коридору к каждой фотографии. Коридор светится изнутри. Нашли архитекторов, которые умеют работать с бифлексом. Пока не было готово пространство, я не знал, как будут висеть работы.

Все делалось быстро и творчески. Правда, biflex — материал, который мы использовали в конструкции, повел себя неожиданным образом: он провис, и мы приняли решение все поднять вверх. Последние фотографии были повешены в последние секунды перед открытием.

Уже вошла пресса, уже вошел Полунин, а мы еще завершали экспозицию. Первоначально мы хотели воссоздать пространство вокруг дерева Эйва из «Аватара». Но у нас получилась другая планета. Зритель включается в предложенную ему игру, вспоминает фильм и приходит к пониманию, что это наша планета.

— Как отреагировал Полунин, придя на открытие?

— Слава хорошо отреагировал. Он был внутри этой истории. Он видел альбом. Он был активным действующим лицом. Это его мир, он так же выстраивает свои перфомансы и фестивали, он в этом живет.

— Почему 5D?

— Это ирония над сегодняшним временем. Над бесконечными спорами кинематографистов: 2 ДЭ или 3 ДЭ? Я когда их слышу, то говорю: снимайте в ше-ДЭвре, и тогда все пять органов чувств будут задействованы, все тонкие настройки — внутри зрителя. Люди привыкли общаться в объемном мире и персонально. Им нужна подводка к восприятию искусства.

Вы слышите общее музыкальное сопровождение. На самом деле звуковое сопровождение подобрано к каждой картинке — оно не буквальное, оно образное.

В общее же музыкальное сопровождение очень тактично зашифрована музыка Альфреда Шнитке — танго из оперы «Жизнь с Идиотом». Привет дуракам! Еще музыка Нино Рота, из фильмов Феллини, весь трек на 26 минут, который работает на рецепторы слуха и подводит зрителя к визуальному восприятию, у него пробуждается Сочувствие, Сопереживание, и он погружается в изображение и его атмосферу.

Сейчас люди ходят на выставки для того, чтобы где-то оказаться и получить индивидуальное обращение. Часто бывает, что экспозиция не учитывает зрителя, и он чувствует себя как в стойле: с ним не делятся ни теплом, ни радостью, ни открытием. Все наши органы чувств настроены на гармонию, и мы учли это в нашей экспозиции. Зрителю предлагается приятная атмосфера, приятная, но не глупая музыка, приятные запахи, понятные изображения, и он оказывается в хорошем самочувствии и в гармонии с собой. Люди, которые приходили на выставку, говорили, что у них было состояние, как будто бы они съездили куда-то, совершили приятное путешествие, набрались приятных впечатлений… Мы создали индивидуальное обращение к зрителю. За счет особой архитектуры он остается наедине с фотографией, наедине с главным героем. При этом фотография осталась фотографией. Мы — объемные. Нам нужны объемные впечатления.

— Вы работали в пространстве Славы Полунина под Парижем. Как это было? На что снимали?

— Фотографии сняты классическим способом, длинная выдержка, короткая выдержка… Никакого монтажа. Снимал «на сердце».

Полунин актер, я актер, нам с ним легко. Мы существуем в мизансцене театра. Декорацией является реальность. Мне важно было снимать Славу там, где он живет, он там расслаблен и органичен. Но это не так часто бывает. Я узнавал, когда он будет дома, и ехал к нему. Пока летел в самолете, делал раскадровки. Приезжал, мы обсуждаем, понятно-непонятно, что надо добавить, выбор места, дальше съемка и импровизация в заданной ситуации.

Вот, например, эту белую комнату биоморфной формы придумал младший сын Славы, Ваня, он ее нарисовал. Андрей Бартенев со своей командой довел идею до ума. Славин дом — это своеобразное произведение искусства. В этом пространстве, и около него, мы с ним работали в течение двух с половиной лет. В доме все приспособлено для работы: границы между повседневностью и творчеством стерты.

Нужна пеномашина — пожалуйста, нужен дым — пожалуйста, есть костюмерная, где можно взять костюмы, короче, всегда есть ингредиенты, которые можно привнести в съемку и сделать ее более вкусной. Все снималось наездами-набегами. Иногда я приезжал, а съемки не было: случалось то, что называется «не пошло», мы просто общались. Когда все получалось, начинался творческий процесс, и это всегда было феерически, динамично, спонтанно, в кайф! Настоящий актер всегда импровизирует в кадре и всегда в него что-то привносит.

— Все снято во Франции?

— Почти все. Зимний сюжет сделан в России, в Москве, на крыше театра Натальи Сац в сильный мороз.

— Получается, что сегодня недостаточно только изображения, только фотографии — зрителю нужны объемные впечатления, затрагивающие все органы чувств?

— Не знаю, к счастью или к сожалению, но сегодня очень важно, чтобы фотография была самодостаточной. Если этого нет, то сколько ее ни декорируй, ничего не получится.

— Будет ли развитие проекта, его продолжение?

— Далее — уже территория кино, все должно начать двигаться…

Борис Смелов — фотограф с безупречной репутацией

Борис Смелов — фотограф с безупречной репутацией

Фотохудожники8 лет назад
Творчество легендарного петербургского фотографа Бориса Смелова вызывает интерес у искусствоведов, к...
Фотограф Всеволод Тарасевич: сумашедшая жизнь от «Формирования интеллекта» и до «Края земли»

Фотограф Всеволод Тарасевич: сумашедшая жизнь от «Формирования интеллекта» и до ...

Фотохудожники7 лет назад
Сейчас я сам в возрасте, который намного превосходит возраст Всеволода Сергеевича Тарасевича, когда ...
Фотограф Август Зандер: правда со временем не тускнеет…

Фотограф Август Зандер: правда со временем не тускнеет…

Фотохудожники7 лет назад
На биеннале «Мода и стиль в фотографии» Мультимедиа Арт Музей в этом году показал знаменитого Август...
Игорь Гаврилов. 40 лет в 52 кадрах

Игорь Гаврилов. 40 лет в 52 кадрах

Фотохудожники5 лет назад
Вместе с Игорем мы отобрали из его огромного архива 50 кадров, сделанных им в самые разные периоды ж...
Фотограф Вивиан дель Рио: я - режиссер собственного мира

Фотограф Вивиан дель Рио: я - режиссер собственного мира

Фотохудожники4 года назад
Фотография для меня — возможность наблюдать и удивляться, но, по большому счету, возможность смирить...
Ирвин Пенн - последний классик

Ирвин Пенн - последний классик

Фотохудожники5 лет назад
В Нью-Йорке в возрасте 92 лет умер Ирвин Пенн — легендарный фотограф. XX века, внесший колоссальный ...
Фотограф Ман Рэй: дадаист, сюрреалист и модный портретист

Фотограф Ман Рэй: дадаист, сюрреалист и модный портретист

Фотохудожники7 лет назад
Модернистский художник Эммануэль Радницкий, более известный как Ман Рэй, родился в Филадельфии (США)...
Вадим Гиппенрейтер — наше все

Вадим Гиппенрейтер — наше все

Фотохудожники8 лет назад
К Вадиму Гиппенрейтеру собиралась словно на первое свидание: волновалась, нервничала, опаздывала. Мы...
Сергей Савенко : «Режим ожидания завершился - ко мне пришло признание»

Сергей Савенко : «Режим ожидания завершился - ко мне пришло признание»

Фотохудожники1 год назад
Сергей Савенко из Новочеркасска, Ростовская область, стал победителем Russia National Award 2020 в к...
Дмитрий Бальтерманц: «каждый из нас фотограф, каждый второй — Бальтерманц...»

Дмитрий Бальтерманц: «каждый из нас фотограф, каждый второй — Бальтерманц...»

Фотохудожники7 лет назад
Уверен, сейчас не найдется и человека, который бы помнил эти незатейливые слова, который распевали «...
Фотограф Анни Лейбовиц: жизнь как фотография

Фотограф Анни Лейбовиц: жизнь как фотография

Фотохудожники8 лет назад
Для современной американской фотографии имя Анни Лейбовиц (Annie Leibovitz) является знаковым. Пожал...
Паула. Фотография по памяти

Паула. Фотография по памяти

Фотохудожники7 лет назад
Направления современного искусства пробегают бегом на скорости скользящего взгляда. Эксцентричный ка...
Фотограф Павел Кривцов

Фотограф Павел Кривцов

Фотохудожники7 лет назад
Те, кто знают Пашу Кривцова «не очень», никогда не согласятся с моим сравнением его с айсбергом. Сра...
Фотограф Артем Житенёв: страшный человек — уличный фотограф!

Фотограф Артем Житенёв: страшный человек — уличный фотограф!

Фотохудожники7 лет назад
Артем Житенёв родился в Москве. Фотография окружала его с детства. Отец не расставался с фотокамерой...
Обзор выставки Йозефа Куделки «Вторжение 68. Прага».

Обзор выставки Йозефа Куделки «Вторжение 68. Прага».

Фотохудожники8 лет назад
В Москве, в Центре фотографии им. братьев Люмьер, в рамках параллельной программы 4-й Биеннале совре...
Владимир Мишуков: «Дурацкая» миссия уже выполнена!
журнал ФотоТехника

Комментарии

Отправить