Паула. Фотография по памяти

Направления современного искусства пробегают бегом на скорости скользящего взгляда. Эксцентричный карнавал, тысячи костюмов, маскарад культур, жанров, стилей, техник. Придуманная иллюзия, составленная из новых идей, заимствованного антуража, современных аксессуаров и прочих ингредиентов. Эти или взаимодействующие, или взаимоисключающие элементы замещают мифопоэтическое содержание старого европейского искусства и отстраняют злободневную коммерческую цель. Постмодернизм сосредоточился на регистрации и исследовании области их наложения. Выбор Хендрика Керстенcа — искусство старых голландских мастеров и современный портрет.

Текст: Ольга Аверьянова, куратор проекта

 

 

Когда же компания Epson (мой постоянный выставочный и творческий спонсор) подарила мне сканер Perfection V10/V100 Photo (без встроенного слайд-модуля), процесс сканирования лиц намного упростился. Этот сканер легкий и удобный для переноски на дальние расстояния, а конструкция крепления позволяет открывать крышку на 90º и 180º. Но главное преимущество в том, что его можно ставить вертикально. После этого моими моделями стали не только я и мои домочадцы, но и друзья, коллеги-фотографы, да и просто знакомые люди, которым интересно было увидеть себя в новом изобразительном формате.

Первые скан-портреты я делала довольно спонтанно и нерегулярно. Но с годами все глубже и серьезней погружалась в творческий процесс. Тогда же пришла идея двух проектов — «Преображение» и «Идентификация», над которыми продолжаю работать и сейчас. Целью проекта «Преображение» стало исследование возможностей взаимодействия живописи и фотографии, точнее, изобразительная перекличка портретных образов, написанных художниками прошедших веков, с фотографическими портретами моих современников, выполненных в современной технике сканографии.

Еще это попытка найти эмоционально-психологические связи между людьми разных эпох и создание новых образных аналогий во временном сопоставлении. А проект «Идентификация» — это перенос и художественное проецирование знакомых лиц в новые смысловые, эмоциональные и художественные контексты. Длительная выдержка при съемке (и в большинстве случаев закрытые глаза) позволили сосредоточить внимание на внутреннем состоянии моих персонажей.

 

 

Мягкий «северный свет» тонко лепит лицо девушки. Отстраненный взгляд завораживает зрителя… Галерея работ Хендрика Керстенcа — портреты дочери фотографа. Мечтательная или невозмутимая, подавленная, гордая или скромная, сильная, но слабая — Паула взирает с «полотен» нидерландского мастера, представленных на выставке. Дама в замысловатых головных уборах: с белым полиэтиленовым кульком на голове с приподнятыми ручками, что придает ему форму старинного чепца, то в покрывале, наброшенном на голову на манер монашеского покрова, то ее волосы обмотаны упаковочной пленкой как чалмой или затянуты сеткой. Контемпоральность и, одновременно с тем, вечная красота — вот чем привлекают творения Керстенса, и изобретательности его, кажется, нет придела.

Сегодня тенденциозность и гигантомания художественной фотографии обращена к темам актуальным, которые касаются острых проблем глобализации и сложности социальных отношений в нашем политкорректном, но не очень толерантном мире. Возврат к первичным и важнейшим художественным ценностям для многих авторов уже не представляет интереса. Обращение к прошлому — диалог с традициями классического визуального наследия, кстати, своей страны, своего рода попытка поиска гуманизма, давно уже потерянного.

Новизна ранней нидерландской живописи заключалась, с одной стороны, в скрупулезном «описании» поверхностей объектов, а с другой стороны, в особой пластичности, достигавшейся за счет точно подмеченных и удачно применяемых световых эффектов. Именно поэтому фотограф, основным средством выразительности которого является свет, так удачно «вписался» в линейку старых мастеров. Картина по фотографии — известный трюк, Керстенс делает фотографию по картине, или, вернее, по воспоминаниям о ней, ее «памятному слепку»..

У него всего лишь одна героиня, которую от наблюдает в течение всей ее жизни. Работая над серией «Паула», фотограф создает монопортрет одного человека. Керстенс примеряет ей бутафорские наряды, как будто разыгрывает детский спектакль для дочки, но время — главный режиссер. Время историческое, к которому обращается фотограф, и время человеческое, время, на протяжении которого он снимает Паулу. Девушка становится объектом и субъектом эпохального и одновременно современного контекста.

Современный фьюжн: психологический портрет и «художественная реконструкция» жанра. Должен ли зритель отгадать авторские ремарки, искать параллели с работам тех или иных великих голландцев? В этом нет необходимости. Здесь нет прямой артикуляции. По сути, ключом к «историзму» стали прототипы дамских головных уборов Ренессанса и барокко.

«Современность», в том числе современное искусство, начинается, как известно, с нового отношения к вещам. Но только реалистическая эстетика — а фотография этому во многом поспособствовала — обеспечила обыденной, простой вещи функцию выражения ценности, которой раньше наделялись лишь предметы культа или произведения искусства. На вершине моды старой Европы всегда были головные уборы. На Пауле конусообразный геннин из абажура, чепец из алюминиевой фольги или салфетки, полотенце, повязанное в виде круселера.

 

 

Классическая форма национального чепца воплощала представление голландцев о женской добродетели и красоте. Вот на Пауле что-то, напоминающее роскошный «мельничный жернов», — так назывался большой кружевной воротник, который с удовольствием носили и мужчины, и женщины во Фландрии вплоть до XVIII в. Все эти многочисленные интерпретации — нелепые «подделки» — не раздражают, а, напротив, заставляют зрителя думать об изощренной культурной иронии, с которой автор обращается с великим своим наследием, оставаясь при этом совершенно серьезным.

Керстенс оставил нам настоящее лицо Паулы без грима, моды, феминизма! Ее светлая кожа, руки и плечи словно выхвачены из темноты. Да ведь это алебастровая маска, которая не то чтобы приросла к лицу — она поглотила его так, что снять ее не представляется возможным. Та самая, доставшаяся от великих голландцев. Керстенс как будто бы опровергает расхожее мнение, что камера никогда не врет, — его камера лукавит, выдавая вымысел за реальность, а реальность за вымысел. Но разве не в этом смысл настоящего искусства?

Эрвина Блюменфельд: золотое сечение гения

Эрвина Блюменфельд: золотое сечение гения

Фотохудожники4 года назад
Этой весной на биеннале «Мода и стиль в фотографии» выставка Эрвина Блюменфельда — один из главных н...
Ирвин Пенн - последний классик

Ирвин Пенн - последний классик

Фотохудожники3 года назад
В Нью-Йорке в возрасте 92 лет умер Ирвин Пенн — легендарный фотограф. XX века, внесший колоссальный ...
Владимир Машатин: пройдет 20 лет и это будет безумно интересно

Владимир Машатин: пройдет 20 лет и это будет безумно интересно

Фотохудожники4 года назад
Владимир Машатин, кроме всего прочего, один из авторов рубрики «Новых Известий» «Объективная история...
Василий Песков: «Лежа на сеновале в прорехе крыши я насчитал 44 звезды…»

Василий Песков: «Лежа на сеновале в прорехе крыши я насчитал 44 звезды…»

Фотохудожники4 года назад
«Василий Песков. Фото автора». Такую подпись с непременным «фото автора» я встречал на страницах «Ко...
КАК СНИМАЛИ МЭТРЫ

КАК СНИМАЛИ МЭТРЫ

Фотохудожники3 года назад
Сегодня мы покажем вам снимок, сделанный не фотографом, а космическим зондом «Вояджер-1». Pale Blue ...
Дмитрий Бальтерманц: «каждый из нас фотограф, каждый второй — Бальтерманц...»

Дмитрий Бальтерманц: «каждый из нас фотограф, каждый второй — Бальтерманц...»

Фотохудожники4 года назад
Уверен, сейчас не найдется и человека, который бы помнил эти незатейливые слова, который распевали «...
Максимы Сергея Максимишина

Максимы Сергея Максимишина

Фотохудожники2 года назад
Сергей Максимишин энергично ведет занятие курса фотожурналистики. Тема занятия — фотоистория о челов...
Марина Маковецкая: когда меня все достало, я вспомнила про свой Olympus и вышла на улицу…

Марина Маковецкая: когда меня все достало, я вспомнила про свой Olympus и вышла ...

Фотохудожники4 года назад
Марина Маковецкая появилась на поле российской фотографии пять лет назад и сразу привлекла к себе вн...
Миссис Кэмерон: без суетливой повседневности

Миссис Кэмерон: без суетливой повседневности

Фотохудожники2 года назад
В московском Мультимедиа Арт музее демонстрируется выставка фотографий легендарной Джулии Маргарет К...
Фотограф Артем Житенёв: страшный человек — уличный фотограф!

Фотограф Артем Житенёв: страшный человек — уличный фотограф!

Фотохудожники4 года назад
Артем Житенёв родился в Москве. Фотография окружала его с детства. Отец не расставался с фотокамерой...
Мария Ионова-Грибина: смотреть и видеть, искать и находить

Мария Ионова-Грибина: смотреть и видеть, искать и находить

Фотохудожники3 года назад
Фотограф Мария Ионова-Грибина родилась и выросла в Москве, училась на художника, но уже более десяти...
Вадим Гиппенрейтер — наше все

Вадим Гиппенрейтер — наше все

Фотохудожники6 лет назад
К Вадиму Гиппенрейтеру собиралась словно на первое свидание: волновалась, нервничала, опаздывала. Мы...
Непостижимый Александр Китаев и его Петербург

Непостижимый Александр Китаев и его Петербург

Фотохудожники6 лет назад
Выставка Александра Китаева в Центре фотографии имени братьев Люмьер стала настоящим событием в куль...
Сергей Киврин: если уж бежать, то непременно первым…

Сергей Киврин: если уж бежать, то непременно первым…

Фотохудожники4 года назад
Говорят, препятствие пробивает не пуля, а спрессованный ею воздух. Представляю киносъемку. Пуля еще ...
Фотороман с Владимиром Вяткиным

Фотороман с Владимиром Вяткиным

Фотохудожники2 года назад
Мой фотороман с Володей Вяткиным начался давно. Еще в ту пору, когда я заведовала фотослужбой в журн...
Паула. Фотография по памяти
журнал ФотоТехника

Комментарии

Отправить