Фотограф Ян Саудек: жизнь, любовь, смерть и другие пустяки…

В жизни Яна Саудека неоднократно происходило Чудо. Он родился в 1935 году в Праге. Но «счастливое детство» пережить ему не пришлось: началась Вторая мировая война. В конце ее случилось первое чудо: маленький Ян и его брат-близнец Карл, ныне известный график, избежали экспериментов нацистского лагерного доктора и остались живы. Родители и другие члены семьи погибли в концлагере Терезиенштадт. Второе чудо: его не загребла чешская госбезопасность во времена «государственных ограничений», хотя на архив Яна несколько раз накладывали арест…

Текст: Наталья Ударцева; фото: Ян Саудек.

Благодарим Галерею классической фотографии за предоставленные для публикации снимки.

 

Жизнь

 

— До нашей «бархатной» революции меня часто допрашивали в чешской госбезопасности. Они разыскивали мои фотографии, интересовались ими, хотели знать, что они означают. Многие из них уже были опубликованы на Западе. А я утверждал, что эти фотографии делал мой дедушка в прошлом веке. Они действительно так выглядели, кроме той, где я стою с автоматом в руках. Наконец, госбезопасность оставила меня в покое. Но с тех пор я помечаю свои фотографии XIX веком.

Третье чудо: он стал знаменитым на весь мир фотографом.

— Ян, в какой момент Вы стали знаменитым? Как это произошло? — спрашиваю я Саудека.

— Случилось чудо. Просто чудо, — отвечает он.

Думаю, список чудесных событий жития Яна Саудека гораздо длиннее. К ним можно отнести и его успех в США в 1970-м, и открытие в 2007 году в Праге постоянной выставки его работ, и первую выставку в России в 2013-м, и то, что он сам смог на нее приехать.

Приезд Яна Саудека в Москву ждали. Открытие его выставки «Жизнь, любовь, смерть и другие пустяки» в Галерее классической фотографии стало ярким событием нынешней весны и собрало огромную толпу поклонников. Они хотели посмотреть на живого классика, на работы всех периодов его творчества: от начала до всемирного признания и художественного переосмысления.

Открытки и плакаты с его работами расходились быстро. Энергичный, темпераментный, Ян Саудек, действительно, был неуловимо похож на своего кумира — рок-музыканта Мика Джаггера: короткая стрижа, черные очки, красная рубаха, туфли на утолщенных каблуках. Та же независимость во всей фигуре, та же раскованность и чувство достоинства. Он мобильно перемещался по залу, шутил, раздавал автографы и охотно отвечал на вопросы.

— Вам приходилось снимать русских женщин?

— Нет. Но я скажу правду: русские женщины очень красивые. Очень-очень! По ошибке сюда попала фотография русской женщины, которая работает на бензоколонке Shell в Праге. Она где-то здесь висит. — Саудек показывает на выставочный зал, заполненный ста двадцатью его работами, составляющими ретроспективу его провокационного, завораживающего и шокирующего творчества:

— Она попала сюда случайно. Она очень красивая!

На самом деле все на грани: красивого и безобразного, эротичного и пошлого, вкусного и безвкусного. Удивляюсь, как художнику удается балансировать на столь тонкой грани. Среди выставленных в галерее работ — моя любимая фотография под названием «Пинок». На ней мужчина, похожий на Саудека, пинает ногой толстую кричащую тетку.

 

Королева тинейджеров

 

Отличная метафора, возможно, ключ к пониманию его творчества! Как будто художник демонстрирует свою независимость от общественного мнения и дает хороший пинок общественному вкусу и общепринятой морали. Чрезвычайно актуально! Так и сегодня творчество фотографа вызывает диаметрально противоположные мнения: от любви, обожания, почитания, преклонения до полного непонимания и неприятия.

— Для художника не может быть никаких ограничений, и границы стерты. Но во мне самом сидит автоцензор: я слежу за тем, чтобы не переступить границы, — говорит Ян о своих работах.

Ян Саудек третий раз в России. Впервые он приезжал в Советский Союз при Горбачеве. Это был 1985 год. Потом при Ельцине в 1993-м. И сейчас при Путине.

— Чувствуете разницу?

— Огромную! В 85-м окна для тепла заклеивали газетами. Люди боялись говорить с иностранцем, это было заметно. Сейчас все по-другому.

— Ваше творческое кредо? Что бы Вы рекомендовали молодым фотографам?

— Никогда не сдаваться!

На торжественном открытии представитель от посольства Чехии приветствовал всех, кто пришел на открытие выставки Яна Саудека:

— Нам приятно, что имя Саудека знают в России и любят его творчество, которое, безусловно, является визитной карточкой чешской фотографии. Это первая выставка Яна Саудека в Москве. Мы надеемся, что здесь, где так много красивых женщин, знаменитый художник Ян Саудек найдет новое вдохновение для своего творчества.

 

Павла Ходкова и Ян Саудек

 

Ян Саудек пошутил:

— Я бился об заклад, что на открытие выставки никто не придет. И я проиграл. Еще мне казалось, что я наизусть знаю, как открывать выставки и что говорить, но тут я слегка растерялся, и я вам желаю: «Приятного аппетита»!

Затем он взял черный маркер и оставил автограф на белой стене галереи.

— Победа! — это слово прокатилось по залу и утонуло в аплодисментах.

Андрей Безукладников, фотограф и продюсер:

— Я впервые увидел черно-белые фотографии Яна Саудека в чешском «Фоторевю» в начале восьмидесятых. До сих пор помню впечатление, которое они произвели: чувство простой незамысловатой свободы. Потом Ян начал их раскрашивать, и я подумал, что он закончился как фотограф, потому что начал работать на «потребу», что фотография стала вспомогательным материалом.

Но я люблю и его раскраски, так как они все равно сохраняют свободный дух, в них много иронического оптимизма и легкости. Очень простые образы. Но порой это смахивает на анекдот, а мне хочется от фотографии притчевости и философского осмысления жизни.

Анекдот я не люблю. Понятно, что пойман тренд, и он введен в эксплуатацию. Маленький «свечной заводик» Яна Саудека. Понятно, почему на выставке в галерее больше раскрашенных, чем черно-белых фотографий: покупают больше то, что понимают.

Владимир Вяткин, фотожурналист:

— Это не мое. Полное отторжение. Антиэстетика женского тела. Я смотрю на этих женщин — и смотреть на живых женщин уже не хочется. Первобытно-общинный строй. Женское тело как объект первобытности и дикости. Цивилизация до этих людей не дошла. Антиэстетика!

Игорь Верещагин, независимый фотограф:

— Знаю его творчество давно. Еще с советских времен и страшно дефицитного чешского журнала «Фоторевю». Когда я увидел в нем фотографии Саудека, они надолго вышибли меня из колеи. Я люблю черно-белые фотографии Саудека. Его первые работы. Я дважды был в Праге, в галерее, где висят его работы, — там они большего размера и производят сильное впечатление. Здесь они тоже есть, но их немного, больше арт-китча. Но Ян остроумный человек, и думаю, что он сам воспринимает все с юмором и не относится к своей работе со звериной серьезностью.

Алексей Ушаков, независимый фотограф:

— Он просто не ханжа. Какой он есть внутри, таким себя и показывает. Со всеми своими пороками и предпочтениями. Не стесняясь говорит об этом.

 

Вероника, позирующая для стеклянных изделий г-на Шипека

 

Михаил Крюков, независимый фотограф:

— Меня привлекает в фотографиях Саудека любовь к жизни. В них много жизни. И много любви. Это не порнография. Ни в коем случае! Пусть те, кому это кажется порнографией, четче сформулируют свою мысль. Я еще не один раз приду на выставку и буду смотреть все внимательно. Я впервые вижу живого Яна Саудека, я подписал у него плакат с женщиной, которая держит череп, я счастлив. Мне нравится, как он снимает женщин. Он делает это необычно.

— А мне кажется, что он относится к ним как к сексуальным рабыням…

— Но вы — женщина. А я — мужчина. Мне взгляд Саудека понятен.

— Он отказывает женщинам в интеллекте вообще…

— Вы преувеличиваете. Этого нет в его фотографиях. Я рад, что увидел его живьем. Мне это помогло лучше почувствовать его и понять. Он очень открытый, радостный, легкий, харизматичный. Ему 78 лет, а он любит жизнь, телок и все, что с этим связано. Хотел бы я в этом возрасте сохранить такую же мобильность, открытость и оптимизм!

— Он так похож на Мика Джаггера!

— Неудивительно: он примерно из того же времени и, кажется, его поклонник…

Из беседы зрителей на открытии выставки Яна Саудека в Москве 27 марта 2014 года.

Борис Смелов — фотограф с безупречной репутацией

Борис Смелов — фотограф с безупречной репутацией

Фотохудожники9 лет назад
Творчество легендарного петербургского фотографа Бориса Смелова вызывает интерес у искусствоведов, к...
Дикий мир Сергея Горшкова. Часть 1

Дикий мир Сергея Горшкова. Часть 1

Фотохудожники5 лет назад
Сергей Горшков - известный фотограф снимающий Дикую Природу труды которого можно увидеть в журналах ...
Фотороман с Владимиром Вяткиным

Фотороман с Владимиром Вяткиным

Фотохудожники4 года назад
Мой фотороман с Володей Вяткиным начался давно. Еще в ту пору, когда я заведовала фотослужбой в журн...
Фотограф Анатолий Гаранин: всегда немного «отстраненный и туманный»…

Фотограф Анатолий Гаранин: всегда немного «отстраненный и туманный»…

Фотохудожники7 лет назад
Анатолий Сергеевич Гаранин. Фоторепортер. Говорят, один из лучших, из сильнейших репортеров Советско...
Фотограф Всеволод Тарасевич: сумашедшая жизнь от «Формирования интеллекта» и до «Края земли»

Фотограф Всеволод Тарасевич: сумашедшая жизнь от «Формирования интеллекта» и до ...

Фотохудожники7 лет назад
Сейчас я сам в возрасте, который намного превосходит возраст Всеволода Сергеевича Тарасевича, когда ...
Стив Шапиро. Проживая Америку

Стив Шапиро. Проживая Америку

Фотохудожники7 лет назад
В московском Центре фотографии имени братьев Люмьер в начале 2013 года прошла ретроспективная выстав...
КАК СНИМАЛИ МЭТРЫ. Юджин Смит

КАК СНИМАЛИ МЭТРЫ. Юджин Смит

Фотохудожники5 лет назад
Представляем вам серию работ Юджина Смита «Моя дочь Джуанита», опубликованную 21 сентября 1953 года ...
Геннадий Копосов: на взлете талант никому не подражает

Геннадий Копосов: на взлете талант никому не подражает

Фотохудожники7 лет назад
В Библии сказано: «вначале было слово»… Не цитирую дальше, поскольку было не слово, а слова. Словами...
Ирвин Пенн - последний классик

Ирвин Пенн - последний классик

Фотохудожники5 лет назад
В Нью-Йорке в возрасте 92 лет умер Ирвин Пенн — легендарный фотограф. XX века, внесший колоссальный ...
Вадим Гиппенрейтер — наше все

Вадим Гиппенрейтер — наше все

Фотохудожники9 лет назад
К Вадиму Гиппенрейтеру собиралась словно на первое свидание: волновалась, нервничала, опаздывала. Мы...
Детективная история из жизни фотографа Вивиан Майер

Детективная история из жизни фотографа Вивиан Майер

Фотохудожники7 лет назад
Осенью 2013 года в Центре фотографии им. братьев Люмьер с большим успехом прошла выставка фотографий...
Фотограф Артем Житенёв: страшный человек — уличный фотограф!

Фотограф Артем Житенёв: страшный человек — уличный фотограф!

Фотохудожники7 лет назад
Артем Житенёв родился в Москве. Фотография окружала его с детства. Отец не расставался с фотокамерой...
Индустриальная фотография. Проект Максима Мармура  «Люди угля»

Индустриальная фотография. Проект Максима Мармура «Люди угля»

Фотохудожники2 года назад
Профессиональный фотограф Максим Мармур 2016-2017 годы провел в угольных шахтах и разрезах России, ч...
Фотограф Лев Шерстенников: самоотчет о непотерянном времени

Фотограф Лев Шерстенников: самоотчет о непотерянном времени

Фотохудожники7 лет назад
Самоотчет. Таким словом в Выборгском фотоклубе называли маленькую персональную выставку, которую ты ...
Дмитрий Бальтерманц: «каждый из нас фотограф, каждый второй — Бальтерманц...»

Дмитрий Бальтерманц: «каждый из нас фотограф, каждый второй — Бальтерманц...»

Фотохудожники7 лет назад
Уверен, сейчас не найдется и человека, который бы помнил эти незатейливые слова, который распевали «...
Фотограф Ян Саудек: жизнь, любовь, смерть и другие пустяки…
журнал ФотоТехника

Комментарии

Отправить