Фотокритика Розова: перераспределение яркостей в кадре

На сей раз критическому разбору приходится подвергнуть фотографии, присланные на фотоконкурс фирмы Nikon присланные читателями на фотоконкурс журнала «Фото&Техника», результаты которого опубликованы в № 1 (44) 2013.

Текст: Георгий Розов, фотограф и преподаватель, автор популярных книг по технике и искусству фотографии.

Вынужден признать, что мне с каждым разом все труднее отыскивать среди сотни лучших снимков, предварительно отобранных из всех присланных в редакцию фотографий, подходящие для этого раздела. Откровенно слабых работ в списке нет. Сложность в том, что фотографическая грамотность наших читателей неуклонно растет: они учатся мыслить фотографическими категориями, компонуют снимки настолько ясно и правильно, что мне трудно становится внедряться в их работы со своими рационализаторскими предложениями.

Меня это очень радует. Уверен, что когда-нибудь настанет день, и я не смогу отыскать в нашей почте ни одного снимка для раздела «Критика». Но на сей раз я предлагаю обратить внимание на не совсем точную минусовую коррекцию, расположение главного объекта в центре кадра с остановкой движения, перераспределение яркостей в кадре, кадрирование и цветовую гармонию, кадрирование с тональным разделением планов и увеличением микроконтраста, выбор глубины резкости.

«В ожидании бури». Алексей Глыва (г. Саратов).

Фотография про ожидание бури, на мой взгляд, очень яркий пример фотографической недосказанности. Автор все сделал правильно. Композицию продумал, цвет гармонизировал, для чего совершенно обесцветил верхнюю половину снимка. Контрастность облаков поднял, после чего они устремились прямехонько на перепуганного зрителя. Словом, картинка мне настолько понравилась, что захотелось добавить в нее чуть-чуть фотографического перца, сделать ее запоминающейся, броской, останавливающей внимание с первого же взгляда. Для этого я всего только изменил соотношение яркостей некоторых пятен.

Дорогу на переднем плане — притемнил.

Приглушил и обесцветил зелень воды слева.

Придавил подбрюшья облаков в левой части неба.

Небо возле линии горизонта в правой половине фотографии притемнил до среднесерого. Теперь оно стало действительно грозовым.

Полосочку желтого поля справа у линии горизонта — высветлил. Так часто бывает перед летней грозой, когда сквозь мрачные облака пробивается к земле луч солнца.

Слева на переднем плане — усилил микроконтраст. Трава после этого стала более выпуклой, а вся картинка глубже пространственно.

Пейзаж и до того довольно драматичный теперь выглядит угрожающе. Я бы мимо такого не прошел.

«Хмурый ясный день». Алексей Оглоблин (г. Киров).

 

Минусовая коррекция с потерей важных деталей

Классический пример того, как по-разному может быть прочитан исходный файл разными людьми. В оригинале, который прислал в редакцию автор снимка, при всем желании не увидишь ясного дня. Зато в наличии реализация старого как мир фотографического приема. Во времена моей молодости это был примелькавшийся штамп. На объектив надевался красный фильтр, и снимок делался с минусовой коррекцией. Солнце волшебным образом превращалось в луну, а день в ночь. «Вау-эффект» (как нынче принято говорить) достигался путем незамысловатых технических манипуляций.

Не знаю, с какой целью Алексей превратил «Хмурый ясный день» в пейзаж с восходящей луной, но минусовая коррекция не меньше чем в два стопа превратила всю нижнюю половину снимка в зону почти полного отсутствия каких-либо деталей.

Между тем, достаточно слегка вытянуть из теней детали, как фотография, с моей точки зрения, становится почти символичной. Я хорошо помню такие картинки визуальной разрухи, виденные еще лет тридцать назад во множестве северных городов вроде Дудинки, Игарки, Енисейска. На улицах таких населенных пунктов, застроенных «очень щелевыми» бараками, которые торжественно именовались общежитиями, я чувствовал себя маленьким бесправным винтиком огромной бездушной Системы, настроенной на производство чего-то железного. Вокруг ничего человеческого: столбы, провода, заборы с колючкой, ржавеющая строительная техника, зависшие в метре от земли трубы теплотрасс, обледеневшие подъемные краны речного порта и сельпо с водкой за 2 руб. 87 коп. да килькой в томатном соусе на закусь…

Не могу сказать, что этот снимок, потревоживший почти забытые образы, меня порадовал, но зато взволновал и заставил стучать по клавиатуре.

Должен отметить, что «хмурый день» после «проявления» оказался объектом, интересным для исследования деталей и анализа композиционных взаимосвязей пятен и линий, его наполняющих.

Напомню, что большинство фотографий, построенных на расположении основных пятен строго параллельных границам кадра, — мертвы. Жизнь бежит из них. Движение замирает. Исключением из этого правила, на мой взгляд, могут считаться только технические архитектурные снимки, сделанные по заказу самого архитектора или строительной организации, которым важно видеть точное воспроизведение образа трехмерного объекта на экране или картинке.

Композиция «Хмурого ясного дня» построена очень грамотно. Словно бы случайно все горизонтали в кадре не горизонтальны: провода, линии крыш зданий, стелющийся дым, трубы теплотрасс — все наклонено относительно линии горизонта. Вертикали — столбы и большинство стен строений — завалены. Строго вертикально ориентирована только фигурка человека, несущего домой пакет с провизией. Улица-улица, ты, брат, пьяна!

Динамичности и жизненности прибавляют снимку диагональка дороги и перечеркивающие ее следы, оставленные полозьями саней. Если присмотреться, то справа, в середине фотографии, можно рассмотреть контуры современного паркетника или вездехода. Следовательно, файл снимался не во времена строек коммунизма, а совсем недавно, что бьет по мозгам еще сильнее, чем простое напоминание о былом. Поздравляю автора. Он сотворил нетленку! Документ эпохи!

Подводя итог, могу заметить, что обрабатывать файл было бы много проще, если бы минусовая коррекция была не на два стопа, а на один.

 

«Ресницы». Кирилл Котов (пос. Лесной Городок).

 

Кадрирование, тональное разделение планов, увеличение микроконтраста

Наблюдательность — одна из доблестей хорошего фотографа. Смотреть умеют все зрячие люди, видеть — лишь некоторые. Автор увидел эти ресницы. Мало того, не поленился и снял. Затем он сумел выбрать именно этот файл из множества проходных и потратил время на обработку. Давно известно, что материал сопротивляется фотографу: то свет не тот, то на небе ни облачка, то, наоборот, тучи. Словом, нет в природе совершенства. В данном случае сюжет не укладывался в привычные рамки кадрового окна. На мой взгляд, нарушение правила золотого сечения в процессе кадрирования пошло на пользу картинке. Я убрал все лишнее — и реснички стали главными. Правда, пришлось повысить контрастность и высветлить небо, чтобы оторвать кромку сугроба от линии горизонта. Картинка стала читаться сразу же, даже без разъяснительной подписи.

Но тут же возник вопрос: а цвет в этом случае нужен? Может быть, полное обесцвечивание или холодное тонирование усилит впечатление от этого сюжета? Решение принимать автору.

 

«Просто летний дождь». Евгений Турков (г. Пенза).

 

Перераспределение яркостей в кадре

Прекрасный жанровый кадр, сделанный «рыбьим глазом» из-под навеса над остановкой автобуса. Другим объективом этот сюжет не снять, потому что отступать некуда: всюду дождь. Благодаря большому углу охвата пространства мы видим и весь автобус, и пространство вокруг, прочерченное размазанными каплями дождя. Автор очень удачно подобрал длину выдержки.

Бочка на краях кадра делает картинку специфически живописной. В центре кадра искажения минимизированы. Автор хорошо знает эти свойства объектива и грамотно ими воспользовался, разместив главных героев на переднем плане, в центре композиции. Я бы с удовольствием ограничился констатацией стопроцентного попадания в яблочко и радостно поздравил охотника за жанровыми картинками с превосходным выстрелом, но стремление к идеалу заставило меня попытаться высветлить пространство над автобусом, лицо девушки на переднем плане и микроконтраст слева от дамы с зонтиком. Теперь фотография стала воздушней и мокрей.

 

«Вид с крыши». Настя Губань (Москва).

Кадрирование, выбор глубины резкости

«Везет же людям», подумал я, впервые взглянув на этот кадр. На мгновение мне показалось, что автору действительно позволили разгуливать по крыше музея Уффици. Но стоило только слегка внимательнее присмотреться к фотографии знаменитого моста Понте Веккио во Флоренции, как я понял: картинка снималась через стекло. Отражение огней внутреннего освещения интерьера читается на фоне неба. Оконные стекла в городах редко бывают чистыми, и потому съемка через них подобна использованию софт-фильтра. Понятно, что от этого плывут очертания черепиц на крыше галереи и вообще всего в кадре.

Автор всего-то на 0,6 градуса наклонил линию горизонта. Но и этого оказалось вполне достаточно, чтобы стены домов перекосились, а дома стали падать. Я ампутировал часть переднего плана справа и пожалел, что автор не сдвинул камеру влево во время съемки. В этом случае в кадре вполне мог бы уместиться весь мост целиком.

Должен отметить, что точка наводки на резкость выбрана не совсем верно. Ее надо бы наводить именно на черепицы крыши галереи, а не на окна переднего плана, которые я обрезал. В этом случае, зажав диафрагму всего на два деления, автор получил бы ощутимое увеличение глубины резкости. Мост Понте Веккио читался бы совершенно отчетливо. Мне очень понравились точка съемки, найденная автором, и выбранное им время съемки.

Вечер. Небо еще светлое, но огни электрического освещения уже зажигаются. Архитектура выглядит празднично и не слишком пестро.

Мне жаль, что представившийся случай не был использован на все сто процентов.

 

 

«Спидвей». Геннадий Чупругин (г. Королев).

Центральное расположение главного в кадре

Самая распространенная ошибка фотолюбителей: объект располагается в центре кадра. Владелец камеры использует для наводки на резкость центральный датчик автофокуса, который имеет форму креста и потому легко ловит как горизонтальные, так и вертикальные объекты.

На периферии же могут находиться горизонтально ориентированные датчики, которыми легко отслеживать только вертикальные объекты. Но если, к примеру, нужно навести резкость на висящий в небе провод, то горизонтальным датчиком трудно будет попасть в тонкую полосочку провода.

Впрочем, в данном случае автор усложнил себе задачу. Спидвей — динамичный вид спорта. Его принято снимать с проводкой, чтобы размазать фон, оставив самого мотоциклиста достаточно резким. Этим достигается иллюзия стремительного движения на плоскости снимка, и выделяется главное в кадре.

Сам прием проводки и выделение главного по принципу «резкое на нерезком» давно эксплуатируется фотографами и стал примелькавшимся штампом. Такими кадрами сейчас никого не удивить, и потому я воспринимаю такие работы как ученические.

Новые поколения фотографов должны освоить как можно больше приемов съемки, которые были придуманы предшественниками. Только после этого, можно надеяться, синтез накопленных ремесленнических навыков позволит их обладателю придумать что-то новое. В данном же случае автору удалось повторить прием, но только частично. Сама проводка и экспонометрический расчет сделаны правильно: фон размазан полностью, гонщик — частично, но движение странным образом заморожено.

Мотоциклист словно завис в центре композиции. Ему некуда двигаться. Чтобы стало понятно, как именно принято создавать иллюзию движения, я перекомпоновал фотографию. Теперь спортсмен сместился в левую зону третей. Перед ним открылось пространство для быстрого движения вперед, и он не преминул этим воспользоваться.

Впрочем, картинка и после такого вмешательства осталась только правильно выполненным этюдом на тему передачи движения в кадре. Для того чтобы удивить искушенного зрителя, автору нужно придумать что-нибудь такое, чего не смогут с наскока повторить тысячи других фотографов.

«Стрижи». Александр Тутаев (г. Долгопрудный, МО).

 

Кадрирование и цветовая гармония

Еще одна очень хорошая фотография, присланная на конкурс. Однако, на мой взгляд, она не совсем оправданно скадрирована до квадрата: правая половина снимка с окном и надстройкой на крыше перевешивает левую. Сочетание желтого с синим само по себе сомнений не вызывает. Однако настораживает непривычный баланс яркостей: нижняя часть фотографии обычно темнее верхней (земля темная, небо светлое). Тут же все наоборот: тонально небо и полоска крыши перевешивают светлую стену. Исправить дисбалансы довольно просто: небо слегка обесцветить и высветлить, а стену, напротив, сделать темнее и фактурнее. Подрезать фото слева и справа, а заодно и выправить вертикали.

Чтобы не быть голословным, я проделал это. Картинка уравновесилась. Дом постарел и обзавелся «историей». Примерно так меняется с возрастом лицо мужчины: следы жизни его красят.

 

 

Фотокритика Розова: перераспределение яркостей в кадре
журнал ФотоТехника

Комментарии

Отправить