Фотокритика Розова: отпустите разноцветные шарики

Несколько предыдущих подборок фотографий, предназначенных для разбора полетов, содержали очень грамотные работы, присланные на наши конкурсы. Мне показалось, что начальное фотографическое образование глубоко проникло в массы читателей, и оставалось только указывать в рецензиях на большие удачи и мелкие упущенные возможности. Однако файлы, присланные мне на этот раз, увы, не так роскошны. Придется вернуться к простым вещам: кадрированию и выделению главного в кадре.

Рубрику «Фотокритика» ведет известный фотограф и преподаватель, автор популярных книг по технике и искусству фотографии Георгий Розов.

1
2

1. и 2.«Продавая мечты»

Александр

Дурманенко. Луцк, Украина.

Камера Panasonic Lumix DMC-FS37.

Диафрагма f/4,7

Выдержка 1/500 с

Чувствительность ISO 100

Перевод в ч/б

Штампом фотографы называют какой-то яркий прием, применявшийся часто и долгое время и потому надоевший всем на свете. Так случается, когда вас кормят одним и тем же вкусным тортом с утра до вечера. Очень скоро хочется чего-то острого, соленого, кислого, но только не сладкого.

Работа Александра не просто штамп, а очень распространенный штамп. Этот прием неполного обесцвечивания или неполного окрашивания применяется обычно в рекламной фотографии для привлечения внимания к какой-то важной части композиции, например, обложке журнала. В портрете, например, обесцвечивали все, оставляя ярко-красными только губы. В телевизионной рекламе и сегодня встречается использование частичного обесцвечивания, что воспринимается зрителями вполне спокойно, без протеста: мир рекламы условен, в нем возможна любая выдумка. Но жанровая картинка Александра Дурманенко — вовсе не реклама шариков. Она про девичьи мечты. Уже поэтому выделение цветом именно шариков ничем не оправданно.

Усомнившись в уместности применения рекламного штампа к жанровой картинке, я решил ее вернуть в «первобытное состояние». А потом кадрировал, убрав все, что показалось лишним.

Старики учили меня в юности: если от фотографии можно что-то отрезать без ущерба для восприятия, то это значит, что она недостаточно хорошо продумана. Впрочем, после незамысловатых манипуляций картинка стала вполне приличным жанровым этюдом.

 

3. «И примчалась зима»

Евгений Турков. Пенза.

Камера Nikon D90

Объектив Nikkor 18–105mm f/3.5–5.6G AF-S ED DX VR

Диафрагма f/9

Выдержка 1/125 с

Чувствительность ISO 200

Элегическая фотография Евгения Туркова порадовала меня технической и композиционной точностью. Чистотой и влажной свежестью поздней русской осени повеяло. В оригинале, присланном автором, на мой взгляд, следовало только слегка повысить контрастность с помощью кривых в «Фотошопе», потому что в стремлении не потерять фактурность снега Евгений не стал выставлять точку черного и точку белого. Картинка в результате выглядела серенькой. Я тоже не стал рисковать потерей деталей с светах и потому сознательно приглушил тона во второй и третьей зонах шкалы Адамса. Картинка стала звонкой и яркой.

(Для тех, кому упоминание шкалы Адамса кажется слишком сложной материей, скажу, что это всего только десять квадратиков, закрашенных серым, бесцветным красителем. От совершенного белого к серому и совсем черному. Почитать можно, например, в моей первой книге «Как снимать. Искусство фотографии»).

 

4. «И тихо плыл туман»

Евгений Турков. Пенза.

Камера Nikon D90

Объектив Nikkor 18–105mm f/3.5–5.6G AF-S ED DX VR

Диафрагма f/9

Выдержка 1/125 с

Чувствительность ISO 200

 

Еще один пейзаж Евгения Туркова. Прежде чем писать о нем, я показал его нескольким девушкам, которые смотрят много разных фотографий, но сами не снимают. Им картинка понравилась почти безоговорочно. Воздушная, нежная, трогательная. Таков глас народа.

Но мне, в силу прямой причастности к процессу, сразу же бросились в глаза «уши фотографа». Я не один раз снимал туманы — и утренние, и вечерние, и на равнине, и в горах. Я хорошо знаю, как выглядит туман на фотографиях, и потому мне режут глаз некоторые несообразности. Евгений, вероятно, снимал утром на озере и видел туман глазами, но полученный файл его не удовлетворил.

«Фотошоп» нам в помощь, если умеем им правильно пользоваться, но в данном случае степень владения этой замечательной программой пока еще не позволяет Евгению нарисовать «правильный» туман. Огрехи слишком заметны и мешают верить и чувствовать. Конкретизирую: зона выделения лодочки не выровнялась и осталась светлым прямоугольным пятном; резкость контуров лодки, удочек, проработка лица рыбака мало отличаются от тех же параметров изображения в глубине кадра. В тумане тональная перспектива, то есть светорассеяние должно было съесть и резкость, и детали, и контрастность забора, и растительности за ним, я уже не говорю о домике слева.

Словом, туман на настоящий не похож. С моей точки зрения. Но для большинства зрителей это скорее всего останется тайной. Впрочем, такое утешение меня бы только раззадорило, и я принялся бы читать книжки о «Фотошопе».

 

5. «Река Ворона»

Сергей Грицко. Тамбовская обл.

 Камера Sony A550

 

Сергей прислал на конкурс типичный среднерусский пейзаж. Заливной лужок с речкой, зеленой травкой и даже лодочкой. Мне нравится выбранное автором для съемки место, и потому очень жаль, что Сергею не удалось выжать из сюжета всего, что в него заложено. Причин несколько.

Не очень удачно выбрана точка съемки. Лодка на переднем плане справа — единственный рукотворный предмет, и уже потому привлекает к себе внимание, но с этой точки лодка не радует глаз. Мало того что она обрезана как-то нелогично, но еще и лежит в кадре почти вертикально, вступая в спор с диагональкой реки. Было понятно, если бы она лежала параллельно речному берегу. В любом случае наличие в кадре такого заметного объекта надо было бы оправдать каким-то способом. Световым акцентом, резкостью, контрастностью или еще как-нибудь, но лодка должна в таком снимке стать предметом любования и сделаться главной в кадре. Впрочем, это происходит почти автоматически со всем, что оказывается на передке пейзажного снимка. А если не удается сделать лодку красивой, то имеет смысл с ней расстаться и снимать то, что сделала природа. Она никогда не ошибается, ее вкус безупречен.

Вот почему светло-зеленая трава левее лодки становится главной в этом случае, но и с ней не все так хорошо, как хотелось бы. Если присмотреться к цвету листьев на переднем плане, то с удивлением обнаруживаешь: они словно окрашены одним цветом из пульверизатора, полутонов найти невозможно. Такое унылое однообразие можно получить, искусственно задрав saturation (насыщенность цвета) в процессе конвертации RAW-файла. В результате исчезают объемы и фактурность предметов, фотография становится плоской и невыразительной. Обратите внимание: сатурированию подверглась только трава на переднем плане, слева от лодки. А справа от нее можно увидеть, как выглядела растительность до обработки. Тут зеленые объекты объемны и разноцветны. Оттенков море. И дальше, в глубине кадра, растительность радует глаз реалистичным разноцветием.

Нечто подобное случилось и с небом, когда автор обесцветил его и притемнил. Я понимаю: хотелось предгрозовой драматичности, или не нравилось сочетание синего неба и желто-зеленого цвета травы. Эти оттенки часто рядом не живут. Автор своего добился: цветовые диссонансы исчезли, но остались композиционные.

Дело в том, что линия горизонта, разделившая фотографию ровно пополам, ставит зрителя перед выбором определения, что главнее: земля или небо. Расположение линии горизонта на одной из линий правила третей обусловлено желанием решить этот вопрос за зрителя, избавить его от мучительного анализа картинки на композиционном уровне. Его, зрителя, дело — говорить «ВАУ!».

Однако я довольно часто вижу замечательные пейзажи с симметричным делением картинки на верх и низ, причем это вполне себе гармоничные, красивые пейзажи. Правило третей в них, вроде бы, нарушено, а наказания не последовало…

Просматривая такого рода счастливые отклонения от принятых композиционных стандартов, обнаруживаешь вполне логичное объяснение удач. Где-то кадр спасает полная симметрия неба и его отражения в реке, луже, полированном камне, металлической поверхности столешницы… Или, например, травинка, фонарный столб, красивое дерево, которые сливают воедино распавшиеся части композиции.

В работе Сергея небо пустовато, а на земле есть на что посмотреть. Вот почему я бы предложил сделать выбор в пользу нижней части кадра. В результате получается почти квадрат, в котором нет ничего лишнего.

6. «Сердечки»

Екатерина Москалюк. Львов, Украина.

 Камера Canon EOS 50D

Объектив Canon EF 28–135mm f/3.5–5.6 IS USM

Диафрагма f/6.3

Выдержка 1/160 с

Чувствительность ISO 100

Отличный жанровый снимок! Екатерине удалось совместить трудно совмещаемые вещи: она поймала момент живого проявления любви, эмоциональной раскрепощенности, очаровательной нежности двух влюбленных и при этом очень точно скомпоновала две половинки фотографии. В левой трети (правило третей) — выделение главного по принципу «темное на светлом», а справа, вторая парочка, — «светлое на темном». Главное — на переднем плане, резкость сосредоточена на главных героях, пойман решающий момент, и поэтому снимок прочитывается моментально. Мимо таких фотографий зрители не проходят!

7. «Пасха» Татьяна Литвин. Харьков, Украина.

 Камера Olympus E-М5

8. Пасха (кадрированный вариант).После плотного кадрирования главное в кадре сместилось в зону третей. На этом, вроде бы, можно было бы успокоиться и наслаждаться достигнутым. Однако я попытался притемнить фон за главной героиней, чтобы капли воды, образующие дугу нимба, еще контрастнее читались на темном фоне.

Жанровая сценка, запечатленная Татьяной, — хороший повод еще раз поговорить о роли кадрирования. Я понимаю, как сложно правильно выстроить кадр в момент столь динамичной процедуры. Батюшка обычно непредсказуем: предугадать траекторию полета струйки святой воды — задачка не очень простая. И резкость наводить по центральной точке проще, чем по периферийным датчикам. Вот почему светящийся ореол из водяных капель оказался именно в центре кадра. Автор почувствовал, что именно тут находится визуальный и смысловой акцент, что именно эта дуга — главное в будущем кадре. Но вот времени подумать о том, что делать с пустотой в верхней части композиции, у автора не было. В таких случаях, конечно, лучше снять как-нибудь, чем не снять никак.

Дома, в процессе конвертирования, можно подумать о композиционном устройстве кадра и навести тут порядок. Главное правило кадрирования — удаляй все лишнее. Все, что мешает быстрому прочтению картинки. Вот, например, стена над головами женщин точно ничего не добавляет. Ее можно ампутировать, кадрируя по горизонтали. Но тогда и батюшка лишится головы? Увы! И голова священника не слишком важна. Ею можно пожертвовать. Более того, светлая полоска, образовавшаяся за спиной попа, раздражает активностью и отвлекает внимание от нимба из брызг. Ею тоже следует пожертвовать. А что делать с подружкой главной героини? Неужели тоже ампутировать? На мой взгляд, жалко, она очень мило жмурится. Но если быть последовательным минималистом, надо резать!

В сухом остатке мы получили хороший жанровый портрет девушки с куличом. При этом стоит прослезиться и отметить, что КПД полезного использования цены матрицы фотоаппарата в данном случае равен 30%. То есть возможности получить максимально детализированную фотографию использованы не самым рациональным способом. Плотное кадрирование во время съемки заметно улучшило бы проработку деталей (см. фото 8).

 

9. «Нескучный сад»

Александр Тутаев. Долгопрудный, Московская обл.

 Камера Canon 5D Mark III

Ручной режим

Объектив Sigma 85 mm/1.4

Диафрагма f/2

Выдержка 1/250 с

Чувствительность ISO 3200

Перевод в ч/б

 

Эмоциональное воздействие фотографии напрямую не связано с значительностью явления или события, на ней запечатленного. Работа Александра Тутаева, на мой взгляд, как раз из разряда почти абстрактных. Попытайтесь словами описать то, что на ней изображено. У меня получилось перечисление заурядных вещей: вечер, лавочка, уличный фонарь, стволы деревьев, косогор, осенние листья на нем, полоска дорожки на переднем плане… Вроде бы, ничего особенного, но картинка заставляет на себя смотреть, затягивает в таинственный мир с глазами лесовика, полупрозрачным сумеречным светом. Она настраивает внутренний мир особым образом. Потому и говорят про некоторые картинки, что они «с настроением». И в данном случае мне уже вовсе не хочется анализировать, правильно или нет воспользовался автор композиционными приемами. Его цель достигнута.

Фотокритика Розова: отпустите разноцветные шарики
журнал ФотоТехника

Комментарии

Отправить