Три истории о Кологривском Крае. История вторая. Заповедник, которого могло не быть...

Продолжим наше путешествие по Кологривскому краю. Итак, я остался в избушке, с печкой и свечкой, да еще с книжкой, из которой узнал, какая история была у Костромских, Вологодских, Вятских и прочих северных лесов. Назывались они южной Европейской хвойной тайгой и простирались по всему северу континента от Рейна до Урала. В течении тысяч лет, сформировались они после последнего оледенения, жили своей жизнью. Где-то раньше, где-то позже все они были вырублены.






Северные леса всегда использовались и были источником богатства для большой части Заволжья. От рубщиков стволы попадали на малые реки, там их сплавом гнали к большим рекам, строили плоты. На плотах, часто целыми артелями, пробирались они к Волге, на лесоторговые биржи. Называлась это страшным для экологов словом "Молевой сплав". Дак делалось и до революции и совсем недавно, пока было что рубить. Отличие было только одно - у рачительного хозяина деревья отбирались выборочно, некоторые места запрещалось повторно использовать лет сто- сто пятьдесят. Так возобновлялась тайга. Но в силу разных причин, наличия дармовой рабочей силы и для решения задачи индустриализации появился термин "лесоповал". С сороковых годов начали рубить все подряд, сплошняком.



Если посмотреть на спутниковую карту высокого разрешения, можно увидеть странные и очень частые светлые полоски, которые как следы короеда, покрыли огромные пространства. За 50 лет бескрайняя тайга Севера Европейской части была сметена сплошными рубками. Бралось все: ель,сосна, береза, пихта, осина, мелочь вроде можжевельника и всяких ненужных в хозяйстве рябинок прямо на лесосеке сжигалась. Ну и само собой, кустарники, цветы, ягодники, мхи и лишайники (что обычно называют подлеском и травянистым покровом) исчезли и обеднели. Что же стало происходить потом на площади в 50 миллионов гектаров. Лес стал возобновляться, но какой?



Березовый и осиновый. Бедный. Или сосновый, искусственно посаженный, в котором мало цветов, почти нет других деревьев, мододых. Вы наверное бывали в таких монотонных лесах. Их даже в хозяйстве можно использовать только на фанеру и дрова.



Вырубив все, люди тоже стали покидать некогда богатые места. Впервые о проблеме заговорил известный костромской лесовод Александр Письмеров. Он подсчитал, что точек, где еще остались еловые неизмененных леса в Европейской части всего две или три. Рядом с Кологривом, по долинам лесных рек и оврагов, рубить было неудобно. Вот на карте мы и видим закрашенные темным цветом коренные ельники, иногда просто отдельные деревья. Площадь их всего 970 гектаров. И Александр Васильевич с единомышленниками загорелся идеей сохранить хотя бы этот маленький кусочек, пробивал экспедиции, писал обоснования. Так продолжалось почти пятнадцать лет, но и бригады лесорубов и чиновники Министерства лесной промышленности не дремали, добирая последнее.



Только вмешательство на раз упоминаемого добрым словом известного журналиста и популяризатора природы Василия Михайловича Пескова смогло решить дело. Скорее всего, ему просто не посмели отказать в перестроечные годы и один из наших самых молодых заповедников открылся. В 2006 году реликтовый участок леса был спасен, он стал центром заповедника, вокруг появилась реально большая охранная зона. Мне посчастливилось посмотреть, как же живет этот лес.



По узенькой, едва заметной тропинке я поворачиваю в сторону лесного ручья. Иду осторожно, не сходя с маршрута. Под пологом очень влажно и сумрачно, прямо как в в Дальневосточных лесах. Почва и стволы покрыты слоем листостебельчатых мхов, клен и рябина устремляются в высоту более 15 метров. Под листьями папортников можно идти чуть пригнувшись. Крик черного дятла преследует меня, птица интересуется пришельцем, подлетает близко, рядом скачет по стволам белка в сером наряде.



А вот и первые великаны. Нельзя сказать, что их толщина (диаметр) поражает. Три обхвата, видели мы и больше... Но когда взгляд уходит вверх, на пятидесятиметровую высоту, начинаешь понимать что перед тобой патриарх лесного мира. Он все еще богат шишками. Где-то посередине на 30 метрах шумят огромные осины и более молодые ели второго яруса. А ниже все остальное богатство. Почти черные свечки-макушки можно увидеть только издалека, в маленькое окошко среди листвы. Как и солнце, которое почти не пробивается вниз, золотит только кроны. Возраст елей, по разным подсчетам от 270 до 300 лет.

Огромные деревья растут на склонах, ветра часто вырывают их с корнем. Видно, что самым высоким осталось недолго стоять, но чуть ниже уже готова смена, стремящаяся к свету, в 1 ярус. Это будет лет через сто, но тогда под ними снова найдется стройная и крепкая молодежь.



На самом деле ель уходит в почву всего на десяток сантиметров, разбрасывая вширь огромную корневую систему. Можно простоять больше часа, выбирая интересный изгиб, который начал образовываться когда умирал император Петр 1 и на престол всходит Анна Иоанновна.



Умершие, но не упавшие стволы шуршат. В них продолжается тайная жизнь, хруст, пощелкивание. Личинки всевозможных жуков, часто крупные, перемалывают челюстями звонкую музыкальную древесину, из которой могла получиться великолепная скрипка. Ведь Гварнери и Страдивари применяли для своих инструментов в том числе и ель. За жуками охотятся дятлы, выискивая лакомство тоже на слух.



Я давно мечтаю найти такой ствол, который рисунками ходов насекомых создавал бы причудливый образ. Силуэт, очертание материка, иероглиф. Это такое хобби, я складываю следы необычных ходов питания в отдельную фото папочку, чтобы потом, с видом сумасшедшего профессора дока Брауна пытать гостя: "а что вам здесь чудится или напоминает?". Девицы помоложе сбегают, люди постарше с пониманием качают головой, а мне достается торт или добрая рюмка вина. А вам что показалось?





А вот собственно тот, которому еловое полено будет повкуснее набившего оскомину хамона или якутской вяленой конины. Знакомьтесь, дровосек большой еловый, жук с размахом усов более 10 сантиметров.



И его следующий сосед по пищевой цепи, двухцветный кожан. (Спасибо за точное видовое название Денису Кочеткову dimorfantиз Хинганского заповедника и Елене Ситниковой из Брянского Леса).По ночам, над гладью лесного ручья летучая мышь с удовольствием ловит бабочек, подёнок, наверное и разных жуков.



Семейство из двадцати летучих мышей живут у меня в избушке, прямо у изголовья кровати. В 23 часа, когда северное солнце еще зарей окрашивает небо, семейство начинает карабкаться по стене к отверстию и стаей вылетает на охоту. Иногда мне это надоедает и когда они все вылетели, я иногда до утра затыкаю лаз. Рано утром все кожанки висят на соседней елке, как мягкие зубастые игрушки, ругаются и шипят на меня. Стоит открыть щель, как они друг за другом пешком по стене устремляются в убежище.



А это убежище летучих машей и моё изнутри, на кордоне Сеха. Просто, по-спартански. Наверное именно таких путешественников в ЖЖ-шных кругах называют нищебродами. Но что делать, из окна машины многое можно не увидеть.



Еще одна редкость обитает в Кологривском лесу. Это лишайник Лобария легочная (Lobaria pulmonaria), индикатор чистоты воздуха. Кое-где она еще осталась, но повсеместно вымирает.



Лобарию лучше всего увидеть зимой, когда ее яркий зеленый цвет контрастирует с заснеженными стволами реликтового участка на "Таежке", как любовно зовут свои маленький научный стационар инспектора и научные студенты. Поэтому и мы окунемся в зиму, посмотрим, что там за окном. А там инспектор заповедника Валентин пытается сравнить себя и толщину елового ствола. Сколько это будет в Валентинах?



Но солнце начинает припекать днем, падают и прожигают ямки в снегу шишечки ольхи. Скоро весна, хотя глубина снега заставляет передвигаться только на широких охотничьих лыжах.



Когда на полях мы видем такие круги, то уже точно - весна обязательно будет. Это пробуют ток тетерева.



Ставим скрадок, несколько дней пролежим на ледяном ветру в заброшенной деревне Пасьма, об этом я писал вот тут в рассказе "Ранние гости в деревне Пасьма" /data/away/2edf0740d6bf0ce922afab336d5292c8/



и может случиться вот такая любопытная встреча









Но это только предварительные пробы токовища, самих боев еще нет, зато может на обратном пути случиться снежный буран. Зима борется с весною.



Реки уже вскрылись, вода в них прозрачна и чиста. Вода высокая и с каждым днем пребывает. Скоро потоки разрушит бобровые плотины, развернет вдоль или поперек стволы упавших елей, около которых образуются песчаные отмели





А на отмелях засуетятся стайки пескарей, в траве зазмеится мелкая щучка, у костра будут звучать рассказы о мифическом хариусе, который по-слухам обитал тут, на каменных перекатах. Но поскольку заповедник очень молод, серьезных исследований пока не проводилось, возможно находка состоится. Ведь есть же он в соседних речушках. Весной я надеюсь это проверить.



Наступило лето, в тени лесов можно наблюдать такие растения, которые во вторичных березняках не встретишь. Запылил спорами плаун и если идти не по дороге, а прямо через лес, споры его оказываются везде: на сапогах, на передней линзе широкоугольгого объектива и конечно, на земле.



А что это там такое бесформенное и бесцветное, похожее на растение Петров крест. Это специфический житель коренных еловых лесов, лишенный хлорофилла. Да и зачем он ему нужен в тени тяжелых зеленых ветвей. Это подЪельник. Можно сказать, цветок мифический, цветет в середине лета всего пару дней.



Разрослась пышными бородами лишайник Уснея. Ей нужен опять же чистый воздух и влажность. За 20 лет такие заросли Уснеи я встречаю впервые, но всякий раз в Кологривском лесу рядом бывает река, болото и еловый лес.





О растениях заповедника можно рассказывать долго, но нам же надо срочно собрать всю технику, бензин, не забыть соль и попробовать сделать солонец. Сейчас лоси принимают для защиты от кровососов грязевые ванны, едем к одной такой купальне. Это наша команда, Валентин и Валера (инспектора заповедника) и Сергей - научный сотрудник. Как всегда, хочется сказать, что без их помощи и искренней заинтересованности у меня ничего бы не получилось.



Наши ловушки зафиксировали ночью медведей, кабанов и лосей. Почему ночью? Кажется мне, что еще мало времени прошло со времени создания заповедника, совсем недавно искоренили браконьерство и крупные животные предпочитают кормиться или принимать ванны ночью, днем скрываясь в частоколе непроходимого леса.

<img  data-cke-saved-src=" title="" />

А ель финская, главная ценность экосистемы заповедника, тем временем успешно плодоносит. Для того, чтобы увидеть этот урожай, под которым гнутся ветки на вершине в полусотне метров от фотографа, пришлось применить 1000 мм объектив. Шишек так много, но они как журавль в небе, подержать их невозможно. Очень высоко. Но специалисты сразу разобрались, по ширине чешуек узнали традиционный для Костромских лесов гибрид.



Приходится довольствоваться урожаем прошлого года. Они плотненькие, хоть сейчас золотом покрывай и на новогоднюю елку. Семечек внутри уже нет, наверное от летнего тепла шишки раскрылись и потомство вылетело на землю. Хорошо, если на солнечное и питательное место. Дело в том, что сеянцы елей могут иметь шанс вырасти до взрослого дерева только тогда, когда будет достаточно света.



Но кроме света, должен быть питательный субстрат. Обычно им становится пень или ствол умершей много лет назад "праматери". Ее тело как раз и дает первую защиту в конкурентной борьбе. Поэтому маленькие елочки часто растут куртиной (кучкой) или цепочкой, вдоль старого, иной раз уже и незаметного ствола. Вот почему после сплошной рубки или даже искусственной посадки лес может не вырасти.



Надеюсь, этот младенец вырастет. На него не наступит лось, не упадет на многие месяцы тень, не сменится власть и в заповедниках не будет неконтролируемого туризма, рядом умрет старуха -" матушка ель". И через двести лет вершина унесется вверх. чтобы повторить весь цикл снова.



В Кологривском заповеднике наступает ночь. Медведи и кабаны выходят на дорогу, одни кормиться и убегать, другие - кормиться и охотится. Направились к заветной щели мои знакомцы, летучие мыши чтобы устроить себе фуршет, козодои, широко открыв рот и низко планируя, ловят мошек. Стихает звон комаров, звуки доносятся отчетливей, но среди них нет ничего человеческого, антропогенного. Лес начал жить своей активной ночной и совсем не страшной жизнью, безопасной для него жизнью. Мы же переносимся на главную водную артерию, реку Унжа. Но об этом в следующей части. Будет описание водного сплава, места стоянок, трэки с навигатора и описания встречь на почти безлюдной реке.
Булат Окуджава

Булат Окуджава

Блог2 года назад
А ведь Булат Шалвович просил... Нет, не просил, конечно. Он пел в форме нежного повеления о то...
История одной фотографии. Эдуард Гордеев: Благодатъ в лучах заката

История одной фотографии. Эдуард Гордеев: Благодатъ в лучах заката

Блог1 год назад
Часто за снимками фотографов Nikon стоит интересная история и долгая подготовительная работа. Сегодн...
Фестиваль «Снега и оленей» в Монголии

Фестиваль «Снега и оленей» в Монголии

Блог4 мес. назад
В феврале мне посчастливилось попасть на, проводимый впервые в Монголии, фестиваль «Снега и оленей»...
Исправленному верить

Исправленному верить

Блог2 года назад
Выдающийся русский сердечный хирург Вячеслав Францев сидел в темном конференц-зале лондонской гостин...
Взгляд

Взгляд

Блог2 года назад
Сегодня Лена Бархина уже сама мама. Однажды на выставке она подошла к этой карточке и долго с удивле...
Правила жизни. Ростислав Машин

Правила жизни. Ростислав Машин

Блог2 года назад
Сегодня мы хотели бы познакомить вас с фотографом Ростиславом Машиным. Его работы пронизаны особенно...
Под крышей тумана

Под крышей тумана

Блог2 года назад
За тот время, что прожил я на берегах реки Горин в Комсомольском заповеднике, утро без тумана было о...
Алиса в зазеркалье

Алиса в зазеркалье

Блог2 года назад
У зеркала нет памяти... Можно пофантазировать, будто оно помнит все наши лица, но, как и мы, не в со...
Сергей Горшков: Мои знакомые медведи

Сергей Горшков: Мои знакомые медведи

Блог2 года назад
За годы работы с медведями я выработал для себя правила общения с этими хищниками. Я никогда не пряч...
Три истории о Кологривском Крае. История Третья. Сплав по реке Унжа.

Три истории о Кологривском Крае. История Третья. Сплав по реке Унжа.

Блог2 года назад
Вот и подходит к концу мой небольшой цикл заметок о Кологривском крае. Но без рассказа о реке Унжа н...
Амурская Азбука

Амурская Азбука

Блог2 года назад
“О, западник! - Откуда? ” на первой минуте знакомства раскалывает меня Роман. “Масколяку на гиляку?”...
Северная Осетия-Алания с Александром Железняком

Северная Осетия-Алания с Александром Железняком

Блог3 года назад
Компания Nikon и телеканал Моя планета представляют новый головокружительный проект. Десять известны...
Намибия: пустыня пришла за алмазами...

Намибия: пустыня пришла за алмазами...

Блог2 мес. назад
Как вы уже догадались, в Намибии есть абсолютно невероятные места. И Колманскоп - одно из них. Это з...
Правила жизни. Павел Силиненко

Правила жизни. Павел Силиненко

Блог2 года назад
Сегодня мы рады представить вашему вниманию правила жизни Павла Силиненко, специализирующегося на пе...
Пустыня Намибии, как рай для фотографа

Пустыня Намибии, как рай для фотографа

Блог2 мес. назад
Пожалуй, самое известное место Намибии - deadvlei. Это долина с мертвыми деревьями, окруженная краси...
Три истории о Кологривском Крае. История вторая. Заповедник, которого могло не быть...
Андриан Колотилин

Комментарии

Отправить