Праздник сквозь слезы. Итоги всероссийского фестиваля «Юность России 2014»

Немного статистики. На конкурс, проходивший в рамках фестиваля «Юность России 2014», было прислано 4779 работ из 45 регионов России. 637 авторов. На итоговую выставку после двух туров голосования прошло 150 работ. Лауреатами среди 44 детско-юношеских фотоколлективов страны стали: фотошкола «Самара» (руководитель М. Мусорин, педагоги Н. Палий и Е. Головина), фотостудия «Лицей» (Москва, руководитель М. Смирнова) и фотостудия «Ладога» (г. Новая Ладога, педагоги М. Удалов и Т. Чурова). Специальные дипломы жюри получили Артстудио ДШИ им. М. А. Балакирева (Москва, руководитель В. Евстигнеев) и фотостудия «Улыбка» ДШИ № 2 им. С. С. Туликова (г. Калуга, руководитель В. Гришаков, педагог А. Кочеткова).

Текст: Светлана Пожарская, секретарь Союза фотохудожников России

 Василий Калиненко. 17 лет. 
Из серии «Моя семья». Фотостудия «Лицей», Москва

Лауреатами и дипломантами конкурса, проходившего по трем возрастным категориям и четырем тематическим номинациям, стали больше 50 фотоюниоров в возрасте от 12 до 20 лет. Работы некоторых из них иллюстрируют эту статью. В программе фестиваля, помимо учебных семинаров, мастер-классов, портфолио-ревю, прошли творческие консультации с членами жюри. Им я и передаю слово.

Александр Агафонов, секретарь Союза фотохудожников России (1998–2009), участник и член жюри российских и международных выставочных проектов, автор статей по различным аспектам фотографии:

— Фотография сейчас испытывает кризис, и связано это с переходом на цифру. Вот говорят: «Какая разница, это просто переход на новый современный носитель». Но проблема в том, что цифра, освобождая фотографа от многих рутинных функций (это хорошо!), в то же время уводит и от тех, от которых освобождать не следует. Автор должен быть гораздо ярче и талантливее, чтобы давление техники преодолеть. Принцип «снимает не камера, а человек» все труднее становится осуществлять. Соответственно, учиться необходимо, а большинству не хочется. Совершенство и усложнение возможностей техники приводит к обратным последствиям. Это мы наблюдали и в большинстве присланных на конкурс работ: они кажутся однообразными, похожими друг на друга (вроде, и придраться не к чему, но и отметить нечего.) Чувствуется, что снимал не человек, а фотоаппарат. Следовательно, педагогический талант руководителя должен быть на порядок выше. Но, судя по коллекциям, большая часть педагогов сами ничего не умеют. Поэтому вопрос о педагогических кадрах — самый острый.

 

Евгений Савонин. 20 лет. Москва. 
Без названия

Михаил Геллер, профессиональный фотограф, член Союза фотохудожников России, директор фотошколы Михаила Геллера:

— Мне представляется, что задача фотоконкурса, тем более юношеского, не состоит в определении лучшего фотографа. Это невозможно хотя бы потому, что по самым разным причинам весьма достойные авторы могут остаться без диплома: оценка произведений искусства — дело достаточно субъективное, а фотография — вовсе не спорт. Гораздо важнее среди многих тысяч владельцев фотоаппаратов отыскать действительно талантливых и преданных фотографии людей. Это удалось сделать.

Из почти пяти тысяч присланных на конкурс фотографий мы отобрали сто пятьдесят работ, авторы которых, безусловно, талантливы. Несмотря на юный возраст, они владеют языком фотографии, у них заинтересованный и неравнодушный взгляд, им есть что сказать. Отечественная фотография обрела еще несколько десятков интересных авторов!

Недостатки конкурса касались не участников, а организаторов. Ни выставочное помещение, ни развеска выставки, ни печать фотографий, ни общая организация фестиваля ни в какой мере не соответствовали уровню фотоконкурса федерального значения. Не было каталога выставки, достойных призов, интересных мероприятий и т. п. Должен заметить, что, когда конкурс проводился Союзом фотохудожников России, все было сделано на порядок профессиональнее. Вряд ли стоит отдавать организацию такого фотоконкурса в руки лиц, не имеющих представления о фотографии.

Галина Темчина, руководитель фотостудии «Московское окно» (1986–2000):

— Если говорить честно и без обиняков, то выставки не получилось. То, что я увидела в узком коридоре на ярко-оранжевой стене, назвать экспозицией лучших работ всероссийского конкурса не поворачивается язык. Знакомство с выставкой я начала с того, что попросила представителя организатора убрать кулер с водой и огромный мусорный бак от фотографий, а большой выставочный плакат начали вешать на стену в 16:00 (это время начала церемонии открытия). Неработающая аппаратура, которую не подготовили вовремя…

А что сделали с призовым фондом? Дипломы победителей напечатаны с ошибками, отсутствовали дипломы участников выставки, и ни одного приза — даже шариковой ручки! По присланным работам — сильное разочарование, очень плохой отбор. Мне кажется, что необходимо ограничивать количество работ от студии. Но молодежь, приехавшая на выставку, замечательная, творческая, глаз горит, а значит, будут новые интересные работы. И это важно.

 

Даниил Максюков, 19 лет. «Вера». 
г. Нижний Новгород

Дмитрий Иванов, ведущий специалист отдела фотоискусства Государственного Российского Дома народного творчества:

— Хорошо и удобно были организованы работа жюри и голосование на сайте Союза фотохудожников России. Безусловно, были и проблемные моменты, и у многих вызвало разочарование, что на конкурс прислали много слабых работ. Но я скажу парадоксальную вещь: это — хорошо! Хорошо для детского конкурса. Мы увидели реальное положение вещей, реальные проблемы студий, а значит, есть надежда на позитивную коррекцию.

И для этого проводятся мастер-классы, на которых, как мне кажется, нужно больше времени уделять разбору работ, включая работы лауреатов и «серенькие», не прошедшие на выставку. Хочется отметить, что члены жюри подошли к проведению мероприятий с душой и уделили время для портфолио-ревю и индивидуального творческого общения с участниками конкурса.

 

Татьяна Жукова. 20 лет. «Муравейник». 
Фотостудия «Истоки», г. Тюмень

Сергей Киврин, профессиональный фотограф, работал на четырнадцати олимпиадах, победитель международных фотоконкурсов World Press Photo (Голландия), ADIDAS-AIPS-Canon (Франция), Nikon (Япония), Knokke Heist (Бельгия), FIVB (Швейцария) и др.:

— Я, в отличие от некоторых членов жюри, очень доволен уровнем присланных работ на конкурс «Юность России». Очень радует, что на итоговой выставке представлены фотографии из разных уголков нашей страны. Здорово, что ребята не сами по себе, а что с ними занимаются энтузиасты-педагоги. Низкий им поклон. После мастер-класса многие конкурсанты показывали свои портфолио, и мне очень приятно отметить их высокий профессиональный уровень. Особенно запомнилась пятиклассница из Екатеринбурга Алиса Плюснина, сделавшая серию «Руки моей бабушки». Просто удивительно, как совсем юный человек может так тонко чувствовать и передавать свое отношение в фотографиях!

Конечно, каждый конкурс — это лотерея, и результат голосования вряд ли может претендовать на абсолютную объективность. Некоторые сильные фотографии не попали в заключительную экспозицию. Поэтому победившим не следует задирать нос, а проигравшим — отчаиваться. Ведь самое главное удовольствие в работе фотографа — сам процесс создания изображения, а главный судья должен быть внутри нас.

 

Анна Скороходова. 14 лет. 
«Петербургский колодец». Фотостудия «Московское окно», Москва

Михаил Мусорин, председатель Самарского отделения Союза фотохудожников России, руководитель фотошколы «Самара», преподаватель отделения журналистики Самарского госуниверситета. Почетный работник образования России:

— Абсолютное большинство работ в возрастной категории 12–14 лет не несут детской непосредственности, что является результатом излишнего давления малокомпетентных педагогов на детей. С появлением цифровой фотографии количество случайных людей в сфере фотообразования резко возросло (ввиду кажущейся простоты получения фотоизображения). Сегодня почти 100% населения считают себя неплохими фотографами.

Низкий средний уровень работ, присланных на конкурс, на мой взгляд, отражает уровень педагогов, работающих с детьми. Поэтому хорошо бы придумать систему профессиональной сертификации педагогов детских фотостудий. Еще необходимо ограничивать количество работ от студий. Это благотворно повлияет на уровень в отборе работ на всероссийский конкурс.

А вот что говорят и думают о прошедшем фестивале и о проблемах детского творчества сами педагоги, приехавшие на фестиваль.

 

Мария Полежаева. 20 лет. Из серии «Клуб инвалидов «Опора». 
Фотошкола «Самара», г. Самара

Татьяна Чурова, руководитель фотостудии «Ладога»:

— Велика разница между материальными возможностями детей (а точнее, их родителей) в крупных индустриальных городах и в маленьких городках и поселках. Родители наших учеников зарабатывают ровно столько, чтобы прокормить семью, а порой и того меньше. До нового ли тут фотоаппарата ребенку или до поездки ли в Венецию? И в Москву-то всем миром наскребли на дорогу. Районные же власти материально нас не поддерживают. Фотопленку для детей первого года обучения (дети работают старыми аналоговыми камерами, и очень мало у кого есть цифровые камеры) приобрели в этом году сами педагоги: скинулись — и купили банку.

Смета, отправленная в районный отдел образования (всего-то на сумму 7 тысяч, т. е. по минимуму), и по сей день лежит в чьем-то столе без ответа. С недостаточным финансированием связана и проблема технического оснащения фотостудии. Один компьютер на студию — это как? Да и тот подарен на 20-летний юбилей студии спонсорами. Были 5 лет назад в Самаре — обзавидовались: у них там два компьютерных класса! А наши дети порой целый день стоят в очереди, чтобы показать свой материал, тем более поработать с педагогом над ним.

Во времена аналоговой фотографии у нас хотя бы было несколько увеличителей — очереди на них не было. Еще один момент — отсутствие Интернета в нашей фотостудии. Получается информационный вакуум. В город на выставки возить детей не можем из-за тех же материальных трудностей, да еще и посмотреть на экране ничего не можем. Администрацию дома детского творчества невозможно убедить в необходимости Интернета для фотостудии.

В результате — отстаем от жизни, от современных веяний и тенденций в фотографии. Варимся в собственном соку. В следующем году нашей студии исполняется 25 лет. Юбилей мы, конечно, отпразднуем, возможно кто-то и компьютер снова подарит…

Только рано или поздно, при таком отношении начальства, к любому педагогу приходит усталость, а вместе с ней и мысль о бесполезности своей деятельности. Вот я сейчас нахожусь именно в этом состоянии.

 

Мария Полежаева. 20 лет. Из серии «Геометрия города». 
Фотошкола «Самара», г. Самара

Елена Надеждина, педагог фотоклуба «Фокус» (г. Самара):

— Я плакала и смеялась. У меня бежали мурашки по коже. Плакала, когда вспоминали наших коллег, друзей, мастеров своего дела и просто замечательных людей: Андрея Ивановича Баскакова и Андрея Александровича Лазарева, безвременно ушедших от нас. Светлая им память!

Огромное спасибо членам жюри конкурса за их работу, за мастер-классы, за просмотр-ревю детских коллекций. Спасибо всем за бесценный иллюстративный материал, за общение, споры, беседы, советы. Каждый раз, уезжая с очередного конкурса, увожу с собой массу хороших впечатлений и воспоминаний, желание и надежду на новые встречи. Уже стало традиционным, что при новых встречах мы обзаводимся новыми друзьями, радуемся старым друзьям.

А самое главное — это ФОТОГРАФИЯ! Я поняла, что нам, педагогам, необходимо менять подход к учебному процессу, больший акцент ставить на развитие творческого мышления детей, повышать фотографический уровень, а это мы можем только участвуя в мастер-классах ведущих фотомастеров, как это проходило на этом фотофестивале «Юность России 2014».

 

Полина Исакова. 14 лет. «Красное и черное». 
Фотостудия «Смена», Москва

Алексей Назаров, педагог фотошколы «Фотовер» (г. Обнинск):

— Впервые в истории мы ощутили на себе всю глупость отечественных законов. Союз фотохудожников России оказался не у дел, проиграв конкурс никому не известному ООО, торгующему красками для граффити! Как это могло произойти — совершенно не понятно, потому что никакими компетенциями данная организация не обладает и, соответственно, организовать работу не могла. Все, на что хватило «графитчиков», — это оплатить гостиницу и выделить сопровождающего для посещения столовой во время обеда!

Отпечатанная абы как итоговая выставка, повешенная в оранжевом коридоре, радости дошедшим до финала не прибавляла. Я благодарен авторам семинаров, которые несмотря ни на что сумели донести до ребят свою заинтересованность и любовь. Но детская фотография в опасности! Наше государство, решив самоустраниться в район Рублево-Успенского шоссе, всерьез рассуждает о рынке, который отрегулирует все. Он и регулирует, как в песне: «сшили плотники штаны — вот тебе и брюки».

Как председатель жюри этого конкурса и куратор детской фотографии в Союзе фотохудожников России, хочу добавить к уже сказанному свою ложку дегтя. Уровень организации фестиваля за все годы его проведения (с 1988 по 2012) впервые был столь удручающим и непрофессиональным. Это коснулось не только печати фотографий, экспонирования и развески работ, разработки и печати дипломов и афиш (одна только опечатка в пригласительном билете, в котором Минкультуры превратилось в общероссийскую общественную организацию, чего стоит!).

Это в первую очередь проявилось в нечистоплотной конкуренции на аукционе: его выиграли путем искусственного понижения суммы затрат, и понятно стало, что главной их целью были деньги, — экономили на всем и вся. Особенно обидно за отсутствие качественного каталога, а тот, что постфактум сделали, можно показывать только в качестве наглядного примера, как не надо работать. Публикация в этом журнале (спасибо редактору Александру Мелихову) — единственная материально-тактильная память о событии всероссийского масштаба. Хорошо еще, что жюри второго тура мы также провели на сайте, а не по печатным работам на выставке, хотя это уже апробированная практика в СФР, иначе бы количество призеров сократилось по меньшей мере вдвое.

 

Оксана Орлова. 20 лет. «В тесноте, да не в обиде». 
г. Выборг, Ленинградская обл.

Главная причина в том (и с этим согласны многие мои коллеги), что в Министерстве культуры РФ все проекты и программы переведены теперь на тендерную (аукционную) основу. По их правилам любая организация, даже не имеющая отношения к фотографии (а к детской тем паче), к примеру, «Рога и копыта», может подать заявку и выиграть аукцион. Тендеры — это не борьба с коррупцией, как ее позиционирует власть и конкретно Минкультуры. Это просто другая, более скрытая, но не менее опасная форма коррупции и отката. Именно аукционы стимулируют и провоцируют коррупцию и непрофессионализм.

Отсутствие экспертной оценки организаций и частных лиц, участвующих в тендерах (аукционы происходят в так называемом закрытом режиме), приводит к плачевным результатам. Но похоже, Минкульту нет дела до самой культуры, главное — чтобы по бумажкам отчитались. То же самое происходит на уровне отчетности педагогов дополнительного фотообразования. Много сил и времени уходит у них на бюрократические отчеты по формулярам, таблицам, анкетам и т. д. Все это отвлекает педагогов от живого общения и обучения детей фотографическому делу. И пока во главу угла ставятся денежные интересы, падение культуры в стране будет продолжаться.

Еще в 1994 году профессор Д. Э. Розенталь, автор лучших справочников и учебных пособий по русскому языку, возглавлявший 25 лет кафедру стилистики русского языка в МГУ, незадолго до своей смерти в одном из интервью сказал, что намечается явная тенденция к понижению словарного запаса русскоязычного населения. С тех пор прошло 20 лет, и мне видится, что язык большинства стал еще бедней и быстро приближается к словарному запасу Эллочки Людоедки.

 

Дмитрий Зорин. 17 лет. Фотостудия ДТДМ, 
г. Йошкар-Ола, Республика Марий Эл. Без названия

То же самое происходит и в визуальной культуре. Просмотрев за месяц почти пять тысяч присланных на этот конкурс работ, а также являясь членом жюри многих взрослых конкурсов, с сожалением и тревогой констатирую, что визуальная культура в фотографии падает, причем катастрофически. Впрочем, одно связано с другим. К сожалению, государственную политику в отношении культуры, образования, здравоохранения невозможно решить «снизу». Когда на первый план выносятся финансовая составляющая и материальная заинтересованность, а не профессионализм, преданность и служение делу, то результата другого и быть не может. Грустно и обидно!..

И все же не хотелось бы заканчивать на столь печальной ноте. Несмотря ни на что детская и молодежная фотография продолжает жить: в ней работают талантливые и преданные своему делу и призванию педагоги, воспитывающие новые поколения фотолюбителей и, наверняка, будущих фотомастеров — в стране много талантливых ребят. Важно, чтобы все, кто неравнодушен к детскому и молодежному фототворчеству, продолжали это делать — в меру своих сил и возможностей и с надеждой на лучшее.

 

Екатерина Прохорова. «Забег на длинную дистанцию».
Артстудио ДШИ им. М. А. Балакирева, Москва

 

Виктория Яковенко. 19 лет. 
 Из серии «Акварель 1». Фотостудия «Улыбка» ДШИ № 2 им. С. С. Туликова, г. Калуга

 Мария Будылова. 20 лет. Из серии «Холостяки». 
Фотостудия «Улыбка» ДШИ № 2 им. С. С. Туликова, г. Калуга

 Анастасия Тараканова. 18 лет. Из серии «Хлебопеки». 
Фотостудия «Красная гвоздика», г. Омск

Праздник сквозь слезы. Итоги всероссийского фестиваля «Юность России 2014»
журнал ФотоТехника

Комментарии

Отправить