Обзор XIV Международной фотовыставки: Русская фотография на FotoFest 2012 в Хьюстоне

Русская фотография на FotoFest 2012 в Хьюстоне: новый мировой тренд или чествование неизвестных героев? В марте — апреле 2012 года в Хьюстоне (США) прошла XIV Международная биеннале фотографии и искусств, основанных на фотографии, — FotoFest. Главной темой была заявлена «Современная российская фотография».

Текст: Ирина Чмырева.

1. Николай Маторин. Ритм труда.

Николай Маторин. Ритм труда.

1960. Собрание центра фотографии им. братьев Люмьер

В былые годы FotoFest* заслужил высокую репутацию, впервые представив публике неизвестные, ставшие позднее признанными, фотографические явления. Он обратил внимание международного профессионального сообщества на фотографию из Кореи, провел первый масштабный показ китайской фотографии, почти двадцать лет назад впервые представил американской публике искусство фотографии из стран Латинской Америки.

В конце 1990-х — начале 2000-х организация FotoFest первая в истории современной фотографии создала несколько тематических биеннале, посвященных наиболее острым социальным и глобальным проблемам планеты. Такими стали биеннале 2004 года, посвященное теме «Вода», 2006-й был годом Земли, второй темой того же фестиваля стала «Ярость» (точнее, художники против агрессии), под эгидой которой были представлены проекты из «горячих точек», исторические фотографические исследования преступлений против человечности, документальные проекты молодых авторов, исследующих агрессию уличных группировок, и многое другое. В 2010 году главной темой биеннале была «Современная американская фотография».

В 2012-м настал черед современной российской фотографии. FotoFest не впервые обращается к российской фотографии: в 1992 фестиваль представлял «Фотоманифесту» — пожалуй, наиболее амбициозный проект рубежа 1980-х и 1990-х, созданный с американским размахом и наивностью и тем покоривший мир. «Фотоманифесту» создали двое молодых американских бизнесменов из Нью- Йорка. Они приехали в Россию на пике интереса к изменениям в нашей стране и увлечения современным русским искусством, буквально продали последнее, чтобы купить работы современных (тогда очень молодых) фотографов, издать книгу, сделать выставку. Путешествующая выставка и альбом запустили следующий виток интереса и взаимодействия с российскими авторами в США: несколько коллекций, в том числе большая часть русской коллекции отдела фотографии МОМа в Нью-Йорке, были созданы именно после предъявления «Фотоманифестой» новой фотографии из России. В 1994 FotoFest представил экспозицию из частного собрания, посвященную журналу «СССР на стройке», признанному одним из лучших иллюстрированных изданий ХХ века.

Биеннале 2002 года в Хьюстоне было посвящено теме «От классики до новых технологий». «Классику» представляла российская фотография — выставка «Русская пикториальная фотография, 1890–1990-е» из произведений коллекции Михаила Голосовского, архива семьи Николая Андреева и Кировского художественного музея им. Братьев Васнецовых**.

В 2012 году FotoFest обращается к фотографии из России, снятой в течение последних шестидесяти лет. Это не пересказ исторических изменений, не иллюстрирование превращения СССР в новую Россию. Это история кристаллизации творческого начала в визуальной культуре страны с богатейшими традициями изобразительного искусства. Это история трансформации фотографии как пиктограммы идеологии в пространство свободного творческого самовыражения, доступного не только профессиональным художникам, но и талантливым самоучкам, для которых техническое медиа фотографии позволило осознать и выразить свое личное творческое начало.

Показ в Хьюстоне — новый взгляд на историю российской фотографии второй половины ХХ — начала XXI века, сжатый очерк основных тенденций; попытка ухода от существующих стереотипов, возвращение имен, работа с мифологией российской фотографии. Говоря о мифологии, мы предполагаем, что явление укоренено в культуре до такой степени, что обрастает реминисценциями, считывается через коды параллельно существующих в культуре пространств. Фотография в российском обществе опознается как культурный феномен немногими, но внутри себя фотография как пространство уже давно живет собственными героями, «божками», авторитетами, мифологией и аллюзиями, апеллирующими к внешнему (за пределами территории фотографии) культурному контексту. Вот с этим внутрифотографическом пространством России и работали кураторы, создавая выставки для FotoFest 2012.

Период в шестьдесят лет разделен на четыре выставки. В издание, сопровождающем фестиваль, также включена глава, описывающая более ранний период в истории фотографии: позднесталинскую эпоху. Как ни удивительно это русскому наблюдателю, но именно постановочная фотография из СССР этого периода известна интеллектуальному сообществу в США: изучение «холодной войны» и ее проявлений в искусстве здесь само по себе привычное явление культуры, ему посвящены выставки, университетские публикации. В конце 1940-х — начале 1950-х в СССР фотография буквально вторила живописи своего времени, построенной на догматах соцреализма и пластике поздней Ассоциации художников революционной России (АХРР). Как будто опыт фотографического авангарда был забыт и единственное, что от него укоренилось в социалистическом фоторепортаже, — крупный портрет с контрастным драматическим светом и ренессансный ракурс снизу вверх, при котором все модели превращаются на снимках в героев.

Выставки в Хьюстоне начинаются с периода «хрущевской оттепели», первые годы которой в фотографии мало отличаются от предыдущего десятилетия, поскольку фотография вне прессы, вне государственного контроля, кажется, не имеет не только права, самой возможности существования. Но приход в журналистику молодых авторов, так называемый «призыв 1957 года» (вдохновленных новым знанием после фестиваля молодежи и студентов в Москве) даже в пресс-фотографии постепенно меняет соотношение постановки и живого репортажа. Среди «молодых» тогда начали работать будущие мэтры Валерий Генде-Роте, Лев Шерстенников, Геннадий Копосов, Юрий Абрамочкин, Виктор Ахломов. Их работы представлены в Хьюстоне наряду с произведениями Макса Альперта, Семена Фридлянда, Михаила Трахмана, Дмитрия Бальтерманца, Всеволода Тарасевича, блистательных фотографов, пришедших в профессию на излете фотографического авангарда еще в 1930-е годы и в период войны, и сохранивших в своем творчестве нерв конструктивистских поисков, пронеся его сквозь период «замороженного счастья» послевоенной постановочной фотографии.

Выставка фотографии из СССР 1960–1980-х, собранная из коллекций Центра фотографии имени братьев Люмьер, клуба «Новатор» и частных собраний, показывает те подспудные, медленные, но все-таки явные перемены, которые происходили не только в политической и общественной жизни, но и в фотографии как искусстве. Работы Эдуарда Мусина, Елены Глазычевой, Александра Виханского, Анатолия Ерина, Георгия Колосова, ранние работы Валерия Щеколдина обозначают диалог, в который фотография тех десятилетий вступала с современным кинематографом, живописью «сурового стиля», продолжала линию деревенщиков в литературе и нового городского романа…

В период перестройки в фотографию вошли сразу несколько десятков интересных авторов, чье появление не было связано ни с кузницей кадров прошлого периода — фотоклубами, ни с фотожурналистикой. Фотографы, появившиеся в период перестройки, выросли в кругу «неформалов», молодой богемы, из которой вышли художники, музыканты, писатели, самостоятельно интуитивно строившие себя из фрагментов бесед со старшим поколением художников, обрывками публикаций в западных изданиях по искусству и стилю, современной музыки, фестивальному кинематографу. Перемены, предчувствие которых наэлектризовывало атмосферу в обществе, как грядущая гроза воздух в летний день, вызвали на арт-сцену поколение невероятно разнообразных и глубоких художников.

В начале перестройки они, едва увидев фотографии мастеров фотоавангарда 1920–1930-х на выставках (тогда эти работы показывали впервые спустя полвека), объявили себя их наследниками. Концепция прерванного авангарда и продолжения традиций революционного искусства была в ходу в те времена не только в отношении живописи, но и в фотографии. Только нынешняя временная дистанция позволяет увидеть новизну и уникальность российской фотографии конца 1980-х — начала 1990-х. Ее корифеи были пионерами в поисках «отца», они ощущали себя как в вакууме в стране, где фотография продолжала восприниматься в качестве иллюстрация газетного текста и фото на паспорт, искали себе точку опоры — и находили ее в истории.

Выставка, представляющая явление «новая фотография от перестройки до наших дней», охватывает почти три десятилетия, поскольку многие из авторов этого поколения продолжают работать до сих пор, а те, кто появился в фотографии вплоть до начала 2000-х, вливались в ряды старшего поколения («перестроечников»), которое единственное сумело сформировать нестойкое, но живое сообщество. И только в последнее десятилетие развитие Интернета и новых технологий, большая свобода доступа к информации привели к появлению в российской фотографии совершенно нового поколения, более интегрированного в современную мировую фотографическую ситуацию и одновременно искусственно оторванного от поколения «отцов», российских фотографов девяностых, которые в большинстве своем так и не вышли во Всемирную сеть. Так вкратце можно описать основные перипетии сюжета истории современной российской фотографии, рассказанной в Хьюстоне.

Фотография как метафорическое высказывание о своем времени, как неоднозначное послание, как исследование формы и света, столь различного в разные исторические эпохи, как проявление культурных кодов, как неожиданная трансляция личного и коллективного бессознательного, фотография как… Давно ставшее общим местом замечание о загадочности русской души в отношении российской фотографии в Хьюстоне срабатывает на все сто: из хаоса почти двухсот имен, тысячи фотографий разных направлений выкристаллизовывается представление о едином пространстве, большой стране, многолетнем опыте фотографической культуры, существующем независимо от наличия или отсутствия его артикуляции в вербальном пространстве, отсутствия показов в собственной стране, непризнанности главных героев… Может быть, Хьюстон 2012 действительно станет чествованием многолетних подвигов повседневного существования фотографов «чертовой четверти» земной суши, где фотография давно стала тотальным опытом, и оттого в ней так трудно быть независимым художником.

 

Из впечатлений о фестивале

Славка ГЛЕЙЗЕР, член совета директоров фестиваля, финансист:

— Что изумило меня, так это тот огромный диапазон, в котором представлена здесь Россия — другая часть мира; это сочетается с оригинальностью и индивидуальностью каждого из вошедших в состав выставок фотографов. Соединение общего и личного показывает, как происходило развитие России, что было в постсоветское время; особенно, что было в фотографии и в современном искусстве периода перестройки. Русский FotoFest этого года по насыщенности, сгущенности материалов ощущается как несколько фестивалей в одном: здесь продемонстрировано множество стратегий, столько разнообразного, свежего, созданного за короткий период времени. Это многое говорит о стране, стремящейся быть ко всему причастной, наверстывающей свою оторванность от всего мира. И это стремление полностью отражено в ее фотографии.

Фредерик БОЛДВИН, сооснователь и президент Международного фестиваля FotoFest, считает хьюстонское портфолио-ревю (Meeting Place) одним из самых действенных профессиональных инструментов:

— У России страшная и в то же время замечательная история. Ирония заключается в том, что, может быть, именно это соединение образует возможность создания чего-то ценного, что подлежит сохранению. Я могу констатировать, что в мире сейчас есть страны, где культурные богатства прямо-таки обрушиваются на художников, но в этих странах очень трудно обнаружить интересных авторов. И среди культурных столиц планеты самые известные те, которые просто-таки «озолочены» достижениями искусства. Там каждый поклоняется этим достижениям, там стоят длинные очереди в музеи, и люди воспринимают там культуру очень серьезно, и самих себя также воспринимают очень серьезно. Но не это создает художника. Художник рождается там, где трудности, когда сам проходит через испытания, правда, он рождается, если ему предоставляется такой шанс. В смысле рождения новых авторов Россия есть и всегда была хорошим местом. Сегодня в России происходят изменения, и, несмотря на сказанное, я надеюсь, что эти изменения к лучшему, поскольку я верю в то, что приходит из России».

Кшиштоф ЦАНДРОВИЧ, основатель и директор Центра искусств в Лодзи, директор Международного фестиваля фотографии FOTOFESTIWAL в Лодзи, Польша:

— Я хочу сравнить свои впечатления от российских выставок в Хьюстоне с тем, как о фотографии говорит Андраш Петерсен: фотографию можно воспринимать на разных уровнях, можно рационально, оценивая ее концепт, можно глазами, внимая ее выразительности, а можно эмоционально, сердцем. Лучше, если три уровня восприятия соединяются, когда мы смотрим на фотографию. Российская фотография в Хьюстоне и была для меня таким соединением: здесь были снимки, великолепные по точности выражения идеи, многие фотографии просто красивы, и их можно прочитывать и наслаждаться только на этом уровне, но большинство снимков я воспринимал на уровне сердца — и вплоть до боли в животе, которая появлялась в ответ на боль, запечатленную в фотографиях. Боль и красота. Это было очень сильным и глубоким впечатлением для меня, которое я не могу сравнить ни с чем, что было в моей многолетней кураторской практике».

* FotoFest — расположенная в г. Хьюстоне, штат Техас, некоммерческая организация, осуществляющая международную деятельность в области фотографии и искусств, основанных на фотографии. FotoFest создал старейший в США фотобиеннале, а также реализует круглогодичную программу выставок. Биеннале, как и все программы FotoFest’а, служит развитию искусства и представляет собой платформу для возникновения новых идей. Он был основан в 1983 году его президентом Фредериком Болдвином и арт-директором Венди Вотрисc. За прошедшие 29 лет FotoFest инициировал, спонсировал, курировал и впервые представил выставки из Латинской Америки, Китая, России, Центральной и Восточной Европы, Кореи, Японии, Англии, Германии, Франции, Ближнего Востока и Северной Африки. Информацию о текущих программах FotoFest’а, о биеннале и портфолио-ревю 2012 года смотрите на сайте www.fotofest.org.

  

2. Эммануил Евзерихин. На субботник.

Эммануил Евзерихин. На субботник.

На строительство МГУ. Середина 1950.

Собрание центра фотографии им. братьев Люмьер

 

3. Стас Клевак. Без названия.

Стас Клевак. Без названия.

1994. Из цикла «Прогулка черной собаки». Собственность наследников автора

 

4. Юрий Абрамочкин. Члены Центрального комитета и Политбюро ЦК КПСС в Кремле перед началом майского парада.

Юрий Абрамочкин. Члены Центрального комитета и Политбюро ЦК КПСС в Кремле перед началом майского парада.

1 мая 1965. Собрание центра фотографии им. братьев Люмьер

 

5. Елена Глазычева. Над БАМом.

Елена Глазычева. Над БАМом. Середина 1970-х. Собственность наследников автора

 

6. Сергей Братков. Мы все поедаем друг друга

Сергей Братков. Мы все поедаем друг друга. 1991. Инсталляция. Собственность автора

 

7. Валерий Щеколдин. Рабочие у мавзолея Ленина на Красной площади

Валерий Щеколдин. Рабочие у мавзолея Ленина на Красной площади. 1970.

Собственность автора

8. Олег DOU. Ira’s Tears. 2008. Из пректа «Tears / Слезы».

Олег DOU. Ira’s Tears. 2008. Из пректа «Tears / Слезы». Собственность автора

 

9. Ольга Тобрелутс. Модернизация. 2002. Триптих (или фрагмент триптиха).

Ольга Тобрелутс. Модернизация. 2002. Триптих (или фрагмент триптиха). Собственность автора

 

10. Никита Пирогов. Наташа.

Никита Пирогов. Наташа. 2010. Из проекта «The other shore». Собственность автора

Обзор XIV Международной фотовыставки: Русская фотография на FotoFest 2012 в Хьюстоне
журнал ФотоТехника

Комментарии

Отправить