Обзор фотоконкурса Золотая черепаха

Когда весной 2007 года небольшая группа энтузиастов фотографии дикой природы собралась на церемонию открытия первой итоговой выставки фотоконкурса «Золотая Черепаха», никто не предполагал, какое трудное становление и какой одновременно стремительный рост зрительского внимания ожидают этот проект.

Текст: Андриан КОЛОТИЛИН

На льдине

История взлета

Пять лет — это уже юбилей, история. Как же родилась идея создать первый в современной России серьезный конкурс wildlife-фотографии? С таким вопросом мы обратились к Александру Мяскову, руководителю той самой команды энтузиастов, которые буквально на наших глазах создают новую историю российской фотографии дикой природы.

Александр — доктор экономических наук, доцент. Преподает на кафедре экономики природопользования Московского горного университета. Первые уроки любви к природе и бережного к ней отношения, по словам Александра, ему преподнесла мама во время детских походов на байдарке. Теперь он много времени отдает созданию различных эколого-просветительских проектов. Но не митинговых или протестных, а реально помогающих жителям России узнать больше о природе родной страны. Фотография, по его мнению, — один из мощных инструментов привлечения внимания к проблемам сохранения окружающей среды.

Именно поэтому его всерьез заинтересовала идея создать площадку, объединяющую многих: фотографов-профессионалов, снимающих дикую природу и любящих путешествия, редакторов журналов, ученых, а главное — зрителей. И совсем не для того, чтобы просто посоревноваться, растратив деньги какого-нибудь спонсора, выбрать лучшего и раздать призы. Скорее для того, чтобы фотографы природы смогли наконец показать зрителям свои работы, которые в течение многих лет не могли пробиться на страницы журналов. Считалось, что массового читателя это не интересует. Первая выставка в Фотоцентре на Гоголевском бульваре в Москве опровергла это утверждение: пришло рекордное за последние 15 лет (на то время) количество зрителей.

Однако оказалось, что устойчивого сообщества фотографов природы ни у нас в России, ни в странах ближнего зарубежья нет. Отдельные энтузиасты, снимающие в разных регионах страны, часто не имели достоверной информации о том, что делают их коллеги с Дальнего Востока, из Беларуси и Казахстана, не говоря уже о работе европейских, американских или иных, давно сформировавшихся сообществ фотографов wildlife-направления. Непонятны были неписаные законы правдивости и достоверности, давно выработанные за рубежом. Всякая лягушка, насильно посаженная на розу около крыльца дачного домика, в глазах многих авторов и всех зрителей считалась эталоном фотографии дикой природы. Не было широко известно о харизматичных личностях, опыт и авторитет которых были бы приняты не только большинством авторов (молодых или зрелых), но и большинством зрителей. Они были, в том числе и в нашей стране, но только очень узкий круг специалистов имел информацию об их творчестве.

Именно поэтому, как рассказывает Александр Мясков, первыми членами жюри стали не фотографы, но люди, близкие к фотографии, болеющие за дело сохранения природы. Это знаменитый художник-анималист Виталий Горбатов, легенда природоохранной журналистики Василий Песков, биолог и телеведущий Иван Затевахин. Даже мэтр и безусловный авторитет российской пейзажной фотографии Гипп (Вадим Евгеньевич Гиппенрейтер) активно участвовал в работе жюри. Но первые достигнутые успехи вызвали у некоторых участников конкурса сложную реакцию. Пришлось столкнуться с таким явлением, как зависть.

Возможно, именно неинформированность, отсутствие открытого сообщества помешало нескольким фотографам узнать о существовании широкого круга сильных авторов, в том числе молодых, не состоящих в узкоэлитарном обществе составителей пейзажных фотоальбомов. На конкурс, на его руководителя обрушился поток критики всего и вся: за поведение авторов, за технические ошибки, за полиграфию, даже за зарубежные публикации победителей. «Тотальная критика нескольких человек по результатам работы нашей маленькой команды очень сильно расстроила», — делится своими впечатлениями Александр. Возник вопрос: стоит ли работать дальше?.. Спасла поддержка людей, для которых создавался проект, — фотографов дикой природы из России».

Оказалось, что нескольких сильных авторов российской фотоанималистики прекрасно знают в Европе. Благодаря этим контактам у нас появился друг — создатель Европейского общества фотографов-натуралистов и его многолетний председатель Клаус Нигге (Klaus Nigge). И появилась возможность приглашать в состав жюри настоящих звезд европейской природной фотографии. В разные годы судьями работали Винсент Мунье, сам Клаус Нигге, Джим Бранденбург, Лори Кембелл. Эти фотографы создали десятки тысяч работ и неоднократно принимали участие в работе международных комиссий на конкурсах европейской фотографии дикой природы.

Они отсмотрели огромное количество работ разных авторов, знают тенденции, чувствуют как новизну, так и повторы, попытки плагиата. Неоценимую помощь оказали всемирно известные мастера репортажа из России — Александр Земляниченко, Сергей Максимишин, Андрей Поликанов. Они участвовали в работе жюри в разные годы. Именно благодаря их опыту в оценке различных международных конкурсов репортажной фотографии работа международного жюри смогла стать удобной и продуктивной. Надо отметить, что сначала в течение месяца члены жюри работают дистанционно (через Интернет), а затем собираются в Москве. Именно там они могут вынести окончательное решение, потрогав, внимательно посмотрев бумажные версии присланных работ, и при участии остальных коллег высказать свое мнение.

Когда конкурс «Золотая Черепаха» стал известен в Европе, в нем начали принимать участие и иностранные авторы. Тут-то и обнаружилась огромная пропасть между уровнями основной массы российских фотолюбителей, снимающих природу, и европейских фотографов, для помощи которым в мире создана целая инфраструктура. Сеть национальных парков, поддерживаемых государственными структурами, институт гидов, проводников и рейнджеров, именитые фотографы, проводящие фототуры, — все направленно на то, чтобы фотолюбитель смог получить интересные кадры. Есть и обратная сторона медали. Серьезные ограничения поведения фотографов во многих парках вынуждают любителей получать одинаковые изображения только с разрешенных точек, с узнаваемым местом, одинаковым фоном. Это резко снижает эксклюзивность и уменьшает именно конкурсную ценность, снижает интерес международного жюри к обычным фотографиям медведей Аляски, великой миграции через реку Мара, ходу сардин у берегов ЮАР. Вероятно, скоро такая судьба постигнет и фотографии знаменитых камчатских медведей. Именно поэтому уникальная, интересная и необычная фотография миграции лягушек по деревенской дороге может оказаться для жюри более интересной, чем динамичная, но уже сотни раз с известной точки снятая сцена прыжка антилопы в африканскую реку.

«Время первых открытий и легких побед прошло», — констатирует Александр Мясков. Именно поэтому с этого года приоритет при прочих равных будет отдаваться работам, сделанным на территории России; гражданство же фотографа не будет иметь никакого значения. Исследуя мнения многих авторов, стоит понять, что в природной фотографии ценится не только отдельный кадр, но история, которую можно прочитать за кадром. Одна из составляющих частей этой истории — новизна. Новый, неизвестный объект, неисследованный регион, нестандартный взгляд или применение объектива, который нехарактерен для определенных видов съемки… Другая составляющая истории — актуальный и волнующий подтекст, призванный обратить внимание на проблемы изменения окружающей среды, климата, проводящий параллели с человеческим поведением. И конечно, ко всему этому обязательно прилагаются композиция и работа со светом. Конечно, уникальный кадр можно сделать и в известном месте, где уже снимали тысячи авторов. Но это уже из разряда удачи, и она не останется без внимания.

«Меня удивляет небольшое количество участников в молодежной номинации, — говорит Александр Мясков. — Именно для молодежи участие в проекте может стать первой ступенькой признания, шагом в мир фотографии. Редакторы фотожурналов уже давно поняли, что звание финалиста «Золотой Черепахи» — это своего рода гарантия качества фотографии и увлеченности автора.»

В этом году мне выпала большая честь — принять участие в работе международного жюри. Прием работ на конкурс уже начался и закончится 31 октября 2011 года. Подробности можно узнать на сайте конкурса www.animalphoto.ru, а если что-то непонятно — написать непосредственно Александру Мяскову или членам его команды.

Теперь пришло время рассказать об истории создания некоторых финальных работ конкурса 2010 года и об авторах этих фотографий.

«Вера, Надежда, Любовь»

Николай Зиновьев пришел в фотографию дикой природы несколько лет назад. Снимает в основном за границей: в Кении, Танзании, Новой Зеландии, на Аляске, в Казахстане. Раньше работал обычно в специально подготовленных местах, но в последнее время все больше пытается полностью погрузиться в природу, ночует в палатке. В этом году желает начать снимать в самой неизвестной для фотографов стране северного полушария — в России. Использует технику фирмы Nikon.

«Мыслитель» и «Сами мы не местные»

Андрей Гудков начал фотографировать природу почти 20 лет назад, будучи студентом-биологом. И после встреч с известными зарубежными авторами стал вырабатывать свой стиль. В его кадрах животные имеют характер, зритель проводит параллели между поведением человека и поведением дикого зверя. Именно это привлекает в работах Андрея. Снимает он, по его словам, в таких глухих местах, где деньги не имеют значения. Но именно там, вдалеке от туристических троп, фотограф-анималист может сделать фантастически интересный материал. В последнее время Андрей много времени уделяет проекту Wildanimalssafari. Он организует экспедиции для фотографов по всему миру: в Кению, Танзанию, Канаду, Индонезию, на Галапогосы и Мадагаскар. Пользуется техникой Canon.

«Разведчик»

Евгений Мосейкин вместе со своими коллегами Валерием Мосейкиным и Владимиром Дмитриевым несколько лет назад создали и успешно развивают эколого-просветительский проект «Фотоэкспедиция WildLife Travel». Созданы полевая база и учебный центр на озере Маныч для фотографов с самым разным опытом фотосъемки, построены комфортабельные укрытия для анималистов. Именно такой подход позволяет членам экспедиции постоянно создавать уникальные фотографии, а также успешно распространять свой опыт среди фотолюбителей. У проекта есть блог в сети, где можно получить массу информации, а заинтересованные фотографы смогут принять участие в проекте.

«Мечтатель»

Сергей Белых. Лучший кадр природы России. Сергей живет в Липецке и вместе со своим коллегой Андреем Костенко третий год работает над фотоисторией о жизни в колонии серых цапель. «Снимок сделан прошлым летом недалеко от города, — рассказывает Сергей. — Тогда стояла сильная жара, и мы поехали на съемку, поближе к водоему. Думали поработать с куликами. Приехали к пруду, устроились на берегу в скрадке. Ждем. Вдруг вижу — идет чибис. Давно мечтал сделать красивый снимок этой птицы. И только я приготовился нажать на кнопку, как мою мечту кто-то спугнул. Я даже разозлился. Стал осматривать окрестности в поисках негодяя, прогнавшего моего чибиса. Напротив меня сидел лис. Он подошел к воде, постоял у берега, попил, погонял лягушек и взглянул на пролетавшую над ним птицу. Вот в этот момент я и снял кадр «Мечтатель». Лис был худой и голодный и явно мечтал пообедать жирной птицей. Походил по берегу минут 15 и, не найдя ничего съестного, ушел в камыши. Больше я его не видел. Когда коллеги увидели эту фотографию, они сразу отметили характер лисенка, правильно выбранную точку съемки, неотвлекающий фон — все те составляющие, что отличают подготовленную работу от случайного снимка.»

«Жизнь прекрасна»

Сергей Кокинский. Сергей, издатель и любитель путешествий из Тулы, начал фотографировать природу под влиянием своего земляка Владимира Чистякова. Традиционно снимает в организованных фотосафари по всему миру. Но в своих работах он стремится не просто зафиксировать красивое или экзотическое животное, но ухватить такой момент в поведении животного или птицы, когда образ героя снимка похож на поведение человека. И это подкупает зрителей, вызывает у них положительные эмоции.

«Последняя награда», «Семья сов», «Оперение»

Венгерский автор Матэ Бенсе — наверное, самый молодой гений в жанре фотографии дикой природы. Первых успехов добился в 14 лет, используя объектив советского производства «Таир 3». Бенсе выработал принцип, который гласит: птиц, животных, насекомых надо снимать только тогда, когда они двигаются, занимаются своими привычными делами, и обязательно с близкого расстояния. Для этого автор и его помощники строят уникальные укрытия. В этих долговременных укрытиях фотограф находится за большим зеркальным стеклом буквально в центре событий. А при работе над снимком «Оперение» использовалась плавучая платформа с установленной камерой, которой автор управлял дистанционно из укрытия. Конечно, строительство таких укрытий в разных странах мира стоит довольно дорого, требует огромных усилий. Но таким образом получается уникальный результат, совсем новый взгляд на поведение птиц в природе. В этом году Матэ Бенсе приезжал в Москву и рассказывал нашим фотонатуралистам о своих секретах. Зал рукоплескал фотографу, а Валерий Мосейкин, знающий о съемке птиц почти все, был шокирован не только работами, но и грамотным с инженерной и научной точек зрения подходом венгра, которому недавно исполнилось всего 24 года.

«Цапля-рыболов»

Израильский фотограф Владимир Коган давно и на высоком уровне фотографирует птиц. В этом ему помогают собственный опыт и свои методики.

«Маленькая коровка»

Дмитрий Павлов, ученый-ихтиолог из поселка Борок Ярославской области, увлекся фотографией природы после знакомства с финскими авторами во время стажировки за границей. Объектами его фотоисследования стали самые маленькие представители мира насекомых — коллемболы и окружающий их микромир. Большинство людей даже не подозревает об их существовании. Размер «моделей» не превышает двух миллиметров, съемка сопряжена с огромным количеством технических сложностей, поскольку происходила не в студии с неподвижными мелкими объектами, а в природе. Мне кажется, эта работа победила в номинации «Микромир» потому, что автор показал не просто портрет, пусть очень маленького, незаметного существа, но жизнь этого существа в окружающем пейзаже глазами не человека, а столь же маленького героя. Огромное значение имеют сложная композиция и интересный свет.

«Сердцееды»

Украинский фотограф Иван Кмить успешно работает для фотостоков, снимает панорамы, природу, предметы и продукты питания в студии. Даже в природе, при создании кадра с питающимися гусеницами, автору удалось провести удачную параллель с миром человеческих взаимоотношений не только в изображении, но и в названии. Очень удачно работает свет, почти по правилам студийной фотосъемки.

Visiones de GalapAgos

Александр pats0n Сафонов, известнейший подводный фотограф, называет свое творчество увлечением, хобби. Все свое свободное время он проводит в дайвинг-сафари в различных точках Мирового океана. Галапагосы — один из самых насыщенных жизнью уголков планеты, считает Александр. Будучи изолированными от большой земли и благодаря необычному пути эволюции, острова стали местом обитания многих уникальных видов животных. Особенность, которую можно считать визитной карточкой архипелага: большинство населяющих его живых существ не испытывают никакого страха по отношению к людям, поэтому общаться с ними можно с очень близкого расстояния. Но самое интересное на Галапагосах — под водой. Благодаря схождению нескольких океанических течений, при погружении можно наблюдать огромное разнообразие живности: акул, скатов, косяков рыб, а также морских львов, котиков, дельфинов и многое другое. Александр — многократный победитель конкурсов фотографии, обладатель титула «Фотограф года» на конкурсе «Золотая Черепаха 3».

«Луна»

Елена Емчук. В детстве Елена увлекалась рисованием, затем на ее творчество повлияли работы Майкла Кена, Макса Эша. По словам Елены, очень важно никого не повторять, снимать то, что ты хочешь видеть, а не то, что хотят видеть другие, потому что это не даст ожидаемого результата. То есть не поддаваться модным тенденциям, а снимать от души, в первую очередь для себя — и только тогда все будет получаться. Обычно на работах Елены большую часть занимает небо. Данная работа построена по законам лаконичности — вероятно, именно это и осознанное нарушение неких «ученических» законов пейзажа выделило именно ее.

«Туканография»

Фотограф, путешественник, организатор экспедиций для фотографов разного уровня подготовки Михаил Рейфман из Чикаго знаменит прежде всего своими пейзажами, снятыми в национальных парках юго-запада США. Сама по себе природа Америки просто завораживает. Недаром у американцев существуют традиции путешествий по своим национальным паркам, причем часто впечатления и фотографии делаются не из окна автобуса, а в пешем переходе. Эта фотография сделана в Бразилии, на ней изображен осторожный тукан, который был настолько увлечен предложенным яблоком, что позволил снять себя макрообъективом.

«Держать и удержаться»

Андрей Ермаков. Один из немногих кадров конкурса, выполненный профессиональной форматной камерой на пленку. Насколько мне известно, Андрей — фотограф-пейзажист, активно снимающий природу Севера и Дальнего Востока.

«Гость из тумана»

Кадр года. C Максимом Деминовым мне посчастливилось встретиться несколько лет назад. Живет он на краю света — на Чукотке, в селе зверобоев и оленеводов Рыркайпий на мысе Шмидта. Работает в котельной дизелистом и с детства фотографирует родной край, который очень любит. В третий раз участвует в конкурсе. Снимает камерой Nikon. Недалеко от его дома, где он счастливо живет со своей семьей, в прибрежной полосе иногда концентрируются около 10 000 моржей и огромное количество белых медведей. Скорее всего подобная встреча обычна для жителей села. Обычна и центральная компоновка кадра. Однако члены жюри увидели в ней то, что может быть видно только искушенному зрителю, — взгляд, поступь самого крупного на планете хищника, находящегося в непривычном для себя непокрытом снегом месте. Это говорит об изменениях, происходящих в природе, и об изменении мест обитания этого великого зверя. И его действия могли быть непредсказуемыми для автора снимка.

Мыслитель (специальная отметка жюри). Андрей Гудков.

Мыслитель (специальная отметка жюри). Андрей Гудков. Надо просто ловить момент!

 

Сами мы не местные (специальная отметка жюри). Андрей Гудков

Сами мы не местные (специальная отметка жюри). Андрей Гудков

Условия съемки: Трудная страна.

 

Вера, надежда, любовь (специальная отметка жюри). Николай Зиновьев

Вера, надежда, любовь (специальная отметка жюри). Николай Зиновьев

Nikon D3x, Nikkor 600 mm f/4 VR, 1/125 с, f/4, ISO 400.

Медвежата-двухлетки, брат и сестра, на секунду замерли на берегу, потеряв из вида маму-медведицу, которая вместе с другими медведями ушла на рыбалку за неркой-серебрянкой.

Жизнь прекрасна. Сергей Кокинский

Жизнь прекрасна. Сергей Кокинский

Nikon D300, Nikkor 200–400 mm f/4G ED-IF AF-S VR, 1/2500 с, f/7,1.

Антарктический пингвин (Chinstrap Penguin)

Отличные условия съемки, отличное настроение модели, все хорошо!

 

Мечтатель! (лучший кадр природы России. Звери). Сергей Белых

Мечтатель! (лучший кадр природы России. Звери). Сергей Белых

Canon 7D, EF 500 mm, 1/320 с, f/5,6, ISO 250.

Аномально жаркое лето часто вынуждало зверей выходить к водоемам. Сидел в скрадке и фотографировал водную дичь. Такого гостя я не ждал!

 

Разведчик. Евгений Мосейкин

Разведчик. Евгений Мосейкин

Canon 5D, 400 мм, 1/8000 с, f/6,3, ISO 400.

На закате солнца лисица (Vulpes vulpes) обследует илистые отмели в поисках ночующих околоводных птиц.

 

Цапля-рыболов. Владимир Коган

Цапля-рыболов. Владимир Коган

Nikon D3, Nikkor 200–400 mm f/4G VR + AF-S Teleconverter TC-17E II, 650 мм, 1/1250 с, f/7,1, ISO 400.

Серые цапли — очень осторожные птицы и к даже хорошо замаскированному укрытию ближе чем на 100 метров приближаются крайне редко. Этот был самый исключительный момент за мои 3 года постоянной съемки этой птицы. Она без малейших признаков опасений приблизилась на дистанцию менее 20 метров.

Трудности в подобном виде съемок «на уровне воды» заключаются в том, что длительное фотографирование в таком положении приводит к быстрой усталости и утомляемости, а плохой обзор может повлечь ошибки в кадрировании и фокусировке.

Семья сов. Бенсе Матэ.

Семья сов. Бенсе Матэ. Nikon D700, ISO 1600.

 

Последняя награда. Бенсе Матэ

Перья. Бенсе Матэ. Nikon D300, 1/80 с, ISO 400.

Маленькая коровка в лесу гигантских фонарей. Дмитрий Павлов

Маленькая коровка в лесу гигантских фонарей. Дмитрий Павлов

Canon 7D, Canon 100 Macro + Raynox DCR250 и DCR150, Canon 430 EX II с самодельным рассеивателем, кронштейн Wimberley.

Куча брошенных кем-то и уже начавших гнить бревен… Что тут может быть интересного? Однако при рассмотрении вооруженным взглядом поверхность подгнившего бревна предстает фантастическим миром. Там высится лес удивительных фонариков, колышущихся от малейших дуновений, — это спорангии миксомицетов, или слизевиков, — удивительных организмов, сочетающих в себе признаки животных и растений. Среди этого леса неторопливо прогуливаются толстые желтенькие коровки — коллемболы, или ногохвостки, крохотные насекомые пару миллиметров длиной. Главная трудность при съемке этого потайного мира состоит в том, чтобы не забывать жать на кнопку спуска фотоаппарата, разглядывая это великолепие в видоискатель.

пос. Борок, Некоузский р-н, Ярославская обл.

Сердцееды.  Иван Кмить

Сердцееды.  Иван Кмить. Nikon D300, Nikkor 105 mm VR Micro

Лакомясь орехами фундука, я заметил, что верхние листья (деревце было молодое) сплошь покрыты гусеницами. На некоторых листьях их было до тридцати штук! Рассматривая их через объектив, я заметил эту парочку и дыру в виде сердца, которую они выгрызли. Снять их было трудно, так как листья то и дело тряслись на ветру, пришлось одной рукой придерживать край листа. Сделал немало кадров, очень трудно было попасть в резкость. Но все-таки некоторые удались.

Visiones de Galápagos. Александр Сафонов

Visiones de Galápagos. Александр Сафоно.

Nikon D300, Nikkor 12–24 mm, 2 вспышки Sea&Sea YS-250, 1/200 с, f/5, ISO 200.

Kитовая акула (Rhincodon typus)

Последние минуты крайнего дайва на острове Дарвин преподнесли интересный сюрприз: когда я уже с 50-ю барами отвисал на остановке безопасности в испещренной муарами термоклинов воде и при видимости порядка 7 метров, откуда-то снизу раздался неистовый стук. Это гид, который находился сильно глубже и которого я даже не видел, оповещал, что что-то происходит. Приняв решение опуститься и посмотреть, я упал на 15 метров — и свалился прямо на здоровую 14-метровую китовую акулу! Она была облеплена каким-то невероятным, невиданным мною доселе количеством прилипал. Естественно, я не стал играть в догонялки с животным, имея 50 бар в баллоне, и снял классический кадр — хвост китовой акулы, уходящей в даль. Зато какие на нем получились прилипалы!

Туканография с капелькой яблочного сока. Михаил Рейфман

Туканография с капелькой яблочного сока. Михаил Рейфман

Тукан так увлекся предложенными кусочками яблока, что снимать его можно было макролинзой!

 

Лахтак на льдине Александр Белов

Лахтак на льдине. Александр Белов

Canon 5D, Canon EF 100–400 mm f/4,5–5,6L, 360 мм, 1/1250 c, f/9, ISO 125.

Это детеныш лахтака. Он лежал на соседней льдине и до последнего момента хотел остаться незамеченным. Но, похоже, нервишки у молодого зверя не выдержали. В какой-то момент он стремительно ринулся к спасительной воде. Но за секунду до этого успел-таки бросить в нашу сторону весьма выразительный взгляд.

Шантарский архипелаг, о. Большой Шантар.

Луна. Емчук Елена

Луна. Емчук Елена

Canon 400D, Canon EF 17–40 mm, f/4,0L USM

Морской пейзаж, снятый в почти полный штиль в полнолуние после захода солнца.

Украина, АРК Крым, мыс Тарханкут.

Удержать и удержаться (победитель). Андрей Ермаков

Удержать и удержаться (победитель). Андрей Ермаков

Linhof Technika 4×5, Schneider Super Angulon 90/6,8, Sekonic L-558, Fuji Provia 100F, 1/2 с, f/22,5.

Текст: Андриан Колотилин

Обзор фотоконкурса Золотая черепаха
журнал ФотоТехника

Комментарии

Отправить