Дикий мир Сергея Горшкова. часть 2

- А как были сделаны одни из самых ваших знаменитых снимков - медведь под водой?
- Первый - случайно: я был занят подводной съёмкой лосося и неожиданно встретился с медведем, который охотился за рыбой. Успел сделать несколько кадров и уплыть. А потом поставил перед собой задачу сделать портрет медведя в воде и снять медведя, который находится частично в воде, а частично над ней. Такого снимка на тот момент не делал никто ни в России, ни в мире.
Сложность в том, что подобную съемку нужно вести из воды широкоугольным объективом с близкого расстояния. Но как только я погружался в воду и становился визуально меньше, медведи сразу начинали на меня охотиться. Тем не менее, поставленную перед собой задачу мне удалось решить.
 
- Страшно?
- Меня часто задают этот вопрос - боюсь ли я. Конечно, боюсь, я ведь человек и мне знакомо чувство страха. Я скажу больше, что я боюсь больше чем Вы, потому что понимаю и знаю чем это может кончиться. Но иногда азарт - просто опьяняет. Я понимаю, что это плохо но ... Ты в этот момент думаешь не о страхе, а о кадре. Но, естественно, при этом рядом должен быть человек, который тебя страхует и в котором ты уверен.
 
- Неужели ни разу не было нештатной ситуации?
- Были... Но, если что- то и происходило неожиданное, понимал, что это я медведя спровоцировал. В общем, сам дурак.
За годы работы с медведями я выработал для себя правила общения с этими хищниками.
Я никогда не прячусь от медведя.
Медведь, обязательно должен знать о моем присутствии. Медведь которого я могу видеть всегда лучше, чем медведь которого я не могу видеть.
Неожиданное появление человека перед медведем может спровоцировать его на атаку.
У каждого медведя есть свое личное пространство. У одного зверя это 50 метров у другого это 2 метра. И эту границу они ни когда не нарушают сами и не дают нарушать и мне. Нарушение этой границы у большинства медведей вызывает агрессию или испуг который может перерасти в агрессию.
Поэтому, прежде чем начать снимать, надо изучить расстановку сил.
Я приезжаю на место съемки на лодке или подхожу пешком, сажусь и даю возможность медведю ко мне привыкнуть. Я никогда не маскируюсь и не прячусь, медведь должен, прежде всего, понять, что ты здесь.
Лучше, чтобы он сам проявил к тебе интерес. Рано или поздно все начинают приближаться, смотреть, принюхиваться. Если это зверь рабочий, съемочный, он сам подойдет, а если он не хочет позировать, ты его все равно не заставишь, как ни пытайся.
Отправляясь на съемку, я беру с собой не только фотоаппараты, но и охранника с оружием.
Он постоянно страхует меня.
Было множество случаев, когда он спасал меня, но ни одно животное за период съемок не пострадало.
 
 
 
- А какая съемка была самой рискованной?
- Сейчас я не могу сказать, кого снимать опаснее леопарда или медведя и какая съемка самая рискованная. По статистике больше всего фотографов погибает от лап медведей. Но я не верю статистике, потому что в Африке обычно не афишируют нападения хищников на туристов, хотя они случаются очень часто. И тому множество примеров.
Вообще при съемке хищников жизнь от смерти отделяет тонкая черта, достаточно одной ошибки и все. Я всегда помню - у всех зверей свои законы. Но их объединяет один - универсальный: чтобы выжить, нужно убить и съесть.
И медведи здесь не исключение. Они иногда нападают на людей, хотя это происходит очень редко. За последние десять лет при съемках медведей погибло больше фотографов, чем их погибло при съемках тигров, леопардов, львов и акул вместе взятых.
Я напомню вам о нелепой смерти российского ученого и фотографа Виталия Николаенко, который был убит медведем 26 декабря 2003 года. О смерти Тимати Трэвела и его подруги. Они погибли 23 октября 2003 года. Их по очереди тоже убил медведь.
Мичио Хошино, его в ночь с 7 на 8 августа 1996 года на Курильском озере медведь достал из палатки и убил на глазах у его товарищей и они ничего не смогли сделать.
 Я могу перечислять список медвежьих жертв очень долго. Все они погибли не случайно - у них притупилось чувство опасности перед медведем, и они за это поплатились собственной жизнью.
Я лично не был знаком с Мичио. Но я хорошо знаком с его творчеством. В знак уважения я сделал памятник Мичио Хошино и в 2006 году на Курильском озере на месте гибели мы с моими Другом Алексем Масловым установили его.
 
Я не просто рассказал вам все это - выдолжны понять и прочувствовать как это опасно на самом деле.
 
 
 
- С годами Вы стали снимать больше или меньше?
 - Поначалу, когда я приезжал на съемку, то моя камера строчила как пулемет и привозил в Москву тысячи снимков. А потом из каждой тысячи 999 уходило в корзину. Сейчас я, если и привожу несколько десятков фотографий из поездки, то это хорошо. Просто появился другой опыт. Я могу целый день на Камчатке провести среди медведей и ничего не снять. Конечно, вижу много, но не того, что мне интересно и хочется снимать. А иногда за минуту развернется столько событий, и тогда главное не упустить шанс, нужно всегда быть готовым и успеть поймать момент.
 
- У Вас есть любимые места?
- Что же касается съемки, то я уже говорил, что у каждого фотографа должна быть своя тема. Я выбрал Камчатку и Ботсвану, и хочу эту тему отработать до конца. А что будет дальше, я пока не знаю, но у меня есть мысли, о которых говорить вслух еще рано.
В Африке я больше всего люблю снимать в Ботсване в дельте реки Окаванго. Тамошние правила лучше всего подходят для фотографа, ведь снимать можно только там, где у тебя есть определенная свобода движения и перемещения, позволяющая реализовать твои идеи, а не там, где тебя ограничивают пространством машины или временем суток. Я уверен, что больше свободы в частных парках, потому что там можно заранее оговорить с хозяевами, что тебе нужно. Да, стоимость будет в 3- 4 раза выше, чем в нацпарке, но и результат в десятки раз лучше, чем в общественно- популярных местах.
Однажды в Ботсване я отправился на 2- 3 дня в парк. Прилетел в лагерь, пересел в машину, она тронулась, и я сразу же увидел леопарда. Я сказал, что не буду возвращаться ночевать в лагерь, чтобы не терять время. И прожил все это время в машине, следуя за леопардом. Мне привозили попить, покушать, меняли проводников... Владельцы парка поняли, что мне нужно, и пошли навстречу.
В последнюю ночь я приехал в лагерь, помылся, собрался, поспал и утром улетел. Но за эти двое суток я увидел столько событий из жизни леопарда, сколько, может быть, не увидел бы за всю жизнь.
Я бывал в Ботсване много раз и готов возвращаться туда снова и снова: там всегда все настолько динамично происходит, что можно жить вечно.
Например, там есть одно место, где львы днем охотятся на буйволов. Рядом со стадом буйволов в 2 тысячи голов живут два прайда львов. Ночью буйволы встают в каре и никого к себе не подпускают. Вот львы и перешли на дневную охоту - ловят момент, когда буйволы начинают кормиться и передвигаться.
Это единственное место в Африке, где с вероятностью 100% можно увидеть охоту льва.
 
 
 
- Если оценивать Россию как объект съемки, насколько это богатое место?
- Россия - это одно из немногих белых пятен, с ее огромной территорией, бесконечным видовым разнообразием и большим потенциалом. Наше с вами преимущество в том, что мы живем в России, которая предоставляет самые лучшие условия для съемки. И снимать нам нужно только в этой стране. Мы живем здесь и должны показывать и воспевать красоту русской природы, в этом наша сила.
- Какую фотографию вы можете назвать своей визитной карточкой?
- Сразу и не ответишь. Нет, такой фотографии, про которую я бы сказал «Ах, это самая лучшая!», у меня, наверное, нет. Они все в той или иной степени любимые. И одной единственной, думаю, никогда и не будет, потому что все время появляются новые.
- Вы обучаете фотографии?
- Нет, но иногда помогаю друзьям. В студии учить этому жанру невозможно, сидя на диване невозможно снять леопарда.
- Практика необходима?
- В моей карьере было много проблем, я все преодолел и превратил мою страсть к диким животным в мою жизнь. Мне потребовалось очень много лет, что бы научиться делать качественные снимки. Путь к этому был очень медленным и, зачастую итогом было разочарование. Сегодня мои фотографии улучшаются, и я чувствую, что я получаю то, что хочу, и я стал тем, кем хотел быть.
Мне пришлось потратить много лет, чтобы понять, что можно снять, а что нет и как лучше это сделать и где... и я до сих пор учусь.
Необходима практика. Когда начинал фотографировать, то имел лишь примитивный опыт, но за время многолетнего общения с дикими животными я много снимал и оттачивал мастерство, поэтому считаю именно животных своими учителями. Фотограф выходит на новый уровень съемки только после того, как сотни тысяч раз нажмет на спуск, потом все просмотрит и проанализирует. Я совершаю ошибки, но они только помогают мне и двигают вперед. Без ошибок жить невозможно.
Я уверен, что каждому фотографу необходим индивидуальный проект, который он должен знать и раскрыть до конца. Нужна идея, вообще фотография без идеи это тупиковый путь. И еще необходим определенный внутренний «запал», который будет двигать вперед.
Важно, развивать свой собственный стиль. На первый взгляд это кажется трудным. Мой стиль в фотографии формируется и развивается на протяжении многих лет. Вкус тоже формируется и изменяется постепенно. Лет семь назад я радовался фотографиям, которые сейчас я не глядя выбрасываю в корзину.
Видение и знания это, безусловно, хорошо, и его постоянно нужно отрабатывать и совершенствовать на практике. А для этого нужно снимать и анализировать снятое и снова снимать и снимать. Идти на шаг впереди других - это формула успеха. А рецепт для этого один, работать днем и ночью.
 
 
 
- Остались ли в мире места, где еще не ступала нога фотографа?
- Я думаю что в мире уже все открыто и снято. Только как снято - это вопрос. В дикой природе сюжеты разворачиваются каждую минуту и сюжетов хватит на всех. 
- Ваши идеи на будущее?
- У меня есть интересные, на мой взгляд, проекты, но о них я пока не хочу говорить. Позже, когда все воплотится в жизнь, я готов буду поделиться, если, конечно, будет чем.
Хотя об одной идее я могу рассказать уже сейчас. Я планирую снять плывущего медведя из- под воды. Я уже знаю, как и где это сделать. 
- Думаю, эта идея успешно воплотится, и будет тревожить людей на предстоящих выставках. А кто занимается организацией Ваших выставок и показов?
- Всю свою творческую работу я делаю сам. Обычно все получается хорошо. Вкус меня не подводит. А организационными вопросами занимаются кураторы. 
- Вы продаете свои фотографии?
Я никогда не рассматривал и не рассматриваю мое увлечение фотографией как способ зарабатывания денег. Это остается моей философией и по сей день. Мое увлечение фотографией дикой природы не сделало меня богатым, но оно сделало меня счастливым! 
- Что в вашей работе нравится больше всего?
- Я никогда не воспринимаю фотографию как работу, я занимаюсь этим, потому что мне нравится общаться с дикой природой, и я получаю удовольствие от процесса. Мне кажется, за деньги снимать дикую природу не получится, так же как нельзя любить за деньги.
 
 
 
- Каков Ваш рабочий график?
- Все зависит от идей. Я работаю практически без перерыва, не люблю лето - жесткое солнце и много зелени убивают снимки. За годы я приобрел опыт и знаю, где и что происходит в Дикой природе, и исходя из этого строю свои планы. Например, в этом году я специально поехал в январе в Ботсвану поснимать дождь и грозу. Потом была Камчатка, в конце апреля Курган - тетеревинный ток. Начало июня полуостров Таймыр - съемки миграции северного оленя. Я получил звонок от проводника из Ботсваны, он сказал, что в одном из лагерей родились три маленьких леопарда и полетел специально, чтобы найти и поснимать взаимоотношение матери и детенышей. Конец августа и начало сентября остров Врангеля - белые медведи, октябрь - время фестивалей в Европе, я обязательно туда поеду. В ноябре думаю попасть на Курильское озеро и снять в одном кадре белоплечего орлана и медведя. Задумок много, и сюжеты разворачиваются постоянно, но не хватает времени и, боюсь, что не все смогу сделать из того что задумал. 
- Опишите Ваш стиль и манеру работать?
- Мне сложно анализировать мою манеру снимать и мой стиль, я интуитивно работаю и люблю неожиданности. Иногда бывает так, что я иду на съемку с одними мыслями и идеями, а по дороге что- то другое мне бросается в глаза, и я уже иду в противоположном направлении - я всегда открыт для неожиданного и непредсказуемого.
Я люблю простые не нагруженные изображения и простой фон. Я не люблю нагромождение цветов - два три цвета - для меня это супер.
Я редко снимаю в популярных туристических точках. Я люблю и ценю другое - то, что мало кто видел и снимал. Я свободен и я снимаю то что хочу, то что считаю нужным и когда хочу.
Я люблю работать в одиночку, это дает мне свободу, я могу спокойно экспериментировать и находить новые и интересные возможности для творчества.
Я люблю возвращаться в одни и те же места в разное время года и по несколько раз.
 
 
 
- А если не секрет, дорого ли фотографировать в России дикую природу профессионалам?
- В России - это очень дорого. Чтобы заниматься фотографией я очень много трачу средств. Я однажды снимал на Камчатке со Стивом Винтером - это фотограф, который работает на National Geographic. Бюджет его поездки - двести с лишним тысяч долларов. За эти деньги он летал туда, куда он хочет. Чтобы самостоятельно фотографировать, ты должен их заработать, а это немалые деньги. 
- Как воспринимают иностранные фотографы Россию? Как они на нее смотрят?
- У иностранных фотографов, снимающих дикую природу, огромный интерес к Дикому миру России. Но лучше чем русские Россию никто не покажет, потому что мы знаем ее изнутри. Все прелести и недостатки. Мне очень грустно было, я был на многих европейских фестивалях и видел, как европейцы показывали Россию: водка, мусор, бабы с синяками, развороченные туалеты. Я им сказал, что покажу другую Россию. И зал потом встал и аплодировал. Мне говорили, что кроме водки и мусора про Россию им больше ничего не показывают. Европейцы едут в Россию на машине или поезде и видят то, что они хотят видеть. А я им показал другую Россию. Передо мной даже извинились те, кто снимал ужасы про нашу страну.
 
 
 
- Расскажите про фотокамеры, с которыми вы работаете?
Какой комплект оборудования можно считать необходимым и достаточным для съемки дикой природы? Каковы основные требования к оборудованию? Какую модель фотоаппарата купить? Какой объектив лучше? А какой камерой и с каким объективом лучше снимать диких животных? - эти вопросы мучают многих.
Я не буду говорить о том, какой моделью фотоаппарата лучше снимать медведя, леопарда или орлана и. т. д.... Какая модель лучше? - об это можно спорить вечно и каждый останется при своих интересах, я расскажу, то о чем я пользуюсь, когда при каких обстоятельствах, и какой оптимум я для себя выработал.
Зрителю важен результат, а не то, на что снимаешь. Я убежден, что качество фотографии напрямую зависит от того, какой оптикой снимаешь, чтобы получать качественные снимки - оптика должна быть первоклассной, только с использованием такой оптики можно достичь высоких результатов и быть конкурентоспособным. Хорошие объективы повышают возможности сделать творческий снимок. Лучше использовать объективы компаний- производителей камер, нежели приобретать более дешевые объективы другой марки.
Поэтому не стоить тратить все свое состояние на приобретение фотоаппарата, а правильно приобрести самый лучший объектив, ведь именно объектив делает снимок. Даже не дорогой аппарат в сочетании с превосходным объективом дает прекрасные снимки. Возьмите, например, посредственный объектив и подсоедините его к самой последней модели фотоаппарата и лучшее, чего Вы можете ожидать - посредственные снимки. 
Я перепробовал много техники и много лет назад остановился на Nikon. Почему? Мне часто задают этот вопрос. Да потому, что эта компания делает лучшие камеры для съемки дикой природы. У них прекрасная эргономика - берешь в руки и сразу понятно, как управлять. У оптики Nikon высокая резкость, рисунок хороший - что видишь, то и получаешь. А главное, мои камеры ни разу меня не подводили.
Что касается перехода с пленки на «цифру», то сначала я думал, что это будет сложно. Nikon D2x - моя первая цифровая камера. Я взял её на тест в Ботсвану, но поначалу, не доверяя «цифре», параллельно снимал на хорошо себя зарекомендовавший Nikon F6. Но уже через день отказался от пленки. И сразу ощутил массу преимуществ цифровой технологии. В первую очередь это возможность видеть в режиме реального времени то, что снимаешь и исправлять ошибки в процессе съемки.
С появлением в моем арсенале Nikon D2x я понял, что мир «цифры» настал и все разговоры о том, что «цифра» убивает наследие фотографии, надуманы. Все проблемы в нас самих, а зрителю совершенно все равно, чем сделана фотография. Ему нужна качественная картинка, а картинка у «цифры» уже лучше.
Про Nikon D3s вообще говорить нечего - это топ модель. Эта камера перекрывает все мои потребности.
Первое, что меня поразило - скорость серийной съемки, которая позволяет схватить поистине уникальные моменты, которые обычным человеческим глазом заметить невозможно. И конечно с Nikon D3s можно работать при любом освещении. Я не заметил шумов даже в самых сложных условиях съемки.
 С появлением этой камеры я окончательно убедился в том, что мир «цифры» настал, и о пленке можно забыть.
Во время съемок диких животных я пользуюсь несколькими фотоаппаратами с разными объективами ..... Сейчас я снимаю Nikon D300s, Nikon D3s, тремя зумами - Nikkor 24- 70мм f- 2,8, Nikkor 70- 200мм f- 2,8. Nikkor 200- 400 мм f- 4 и Nikkor 300мм f- 2,8 Nikkor 600 мм f- 4 - этого для меня достаточно, этим набором оптики я перекрываю все нужные для съемки фокусные расстояния.
Мне нравятся зумы, они дают возможность выбирать различные фокусные расстояния. В сущности, это несколько объективов, объединенных в один. С их помощью я могу быстро и правильно строить кадр и выбросить из кадра лишние детали, а телезумом еще и выделить главное и размыть фон, чтобы он не отвлекал от главного объекта..
Это достаточно быстрые объективы, так как в них использована максимально широкая диафрагма для объективов с переменным расстоянием фокусировки, они дают почти такие же результаты относительно резкости и насыщенности цветовой гаммой, что и объективы с фиксированным фокусным расстоянием, но по скорости фокусировки уступают фиксам.
Объективы с переменным фокусным расстоянием более популярны и сейчас достаточно мало людей используют объективы с фиксированным фокусным расстоянием. Даже профессионалы используют объективы с переменным расстоянием фокусировки из- за их универсальности и отличных результатов.
 
 
 
- Обязательно ли иметь сверхмощный телеобъектив, чтобы делать хорошие снимки диких животных? .....
- Это зависит от стиля, идеи - кому- то нравится снимать телевиками, получая крупный план и красивый размытый фон.
А кому- то нравится снимать животных в пейзаже, и им достаточно среднего зума.
Не ошибусь, если скажу, что около половины моих снимков диких животных были сделаны с помощью объектива Nikkor 70- 200мм f- 2,8. около 30% были сделаны с помощью объектива Nikkor 200 - 400мм f- 4 и более.
Обычно я пользуюсь телеобъективами, когда не могу подойти ближе или хочу выделить какую- нибудь деталь, в остальных случаях я использовал объектив Nikkor 24- 70мм f- 2,8. 
Какой мой любимый объектив? - наверное, Nikkor 300мм f- 2,8. Это самый быстрый объектив и качество получаемых фотографий гораздо выше, нежели объективы с переменной фокусировкой.
 - А как выглядит ваш типичный процесс обработки снимков?
После съемки сразу загружаю картинки в компьютер и сортирую фотографии. Обычно за первый просмотр я удаляю явный технический брак - недоэкспонированные или переэкспонированные, неинтересные и нерезкие кадры. Стараюсь после первого просмотра и первой выбраковки записать весь материал на CD или DVD и на выносной жесткий диск, чтобы избежать потерь.
Подготовка изображения является неотъемлемой частью процесса создания фотографии, фотография изменялась и обрабатывалась всегда. Раньше в процессе печати фотографию осветляли или затемняли, с помощью химии изменяли цвета и т.д.. Сейчас с появлением цифровых технологий это стало проще, да и качество заметно возросло, но при этом сама техника съемки остается той же, и поэтому если я снял все правильно то и подготовка минимальная. Ну, а если я ошибся с экспозицией или промахнулся с резкостью, то лучше такой кадр в «корзину», всем известно, что ретушь плохой фотографии не сделает ее лучше и интереснее. Моя цель снять идеальный снимок, а не сделать его в фотошопе, я противник активного вмешательства и изменения девственности фотографии. В конечном счете, изображение должно быть великим, когда попадает в компьютер, чтобы быть таким же великим, когда будет покидать его.
 
 
 
- Мы обсудили много рискованных ситуаций для человека при съемках дикой природы. Скажите, а каков риск для аппаратуры в подобных ситуациях?
- Снимая природу, получается, что ты постоянно подвергаешь технику испытаниям. Часто приходиться работать в экстремальных погодных условиях - постоянная высокая влажность, дожди, метель, морозы, резкие перепады температур - это настоящий испытательный полигон для аппаратуры.
Самая большая проблема - это влажность и конденсат, который образуется, когда с холода камера попадает в тепло. Но с этой проблемой можно бороться. Если минус небольшой - 10- 15 градусов, то я оставляю камеру на улице или в тамбуре палатки, предварительно очистив ее от мусора и снега, а в тепло заношу только аккумуляторы. А если температура ниже минус 15 градусов, то я укутываю камеру и оптику теплыми вещами на улице и заношу в тепло, где не распаковываю её несколько часов, и она сама медленно отходит, не образуя конденсата.
Что касается батареи и работы при большом минусе, то скажу, что Nikon ведет себя превосходно. Летом аккумуляторы могут работать по несколько дней в зависимости от количества сделанных кадров, а зимой я держу их за пазухой и ставлю на камеру только на время съёмки. Но ещё ни разу меня не подвели мои камеры, и, ни разу мне не пришлось задействовать второй резервный аккумулятор.
Однажды, в начале марта, я в течение двух недель караулил выдру у полыньи и ежедневно по 4 часа утром и 4 часа вечером проводил в своем скрадке. Температура опускалась до - 25 С, пару раз утром было за - 30 С. Я боялся, что камера «замерзнет». А вышел из этой ситуации очень просто: укутал камеру шарфами и вложил внутрь подогревающие пакетики для рук (обычно их продают на горнолыжных курортах). Камера отработала и никаких проблем ни с ней, ни с аккумулятором я не испытал.
Дождливая Африка - это особая история, там от влаги спрятаться некуда, даже в палатке все пропитано влагой. Там чаще приходится работать именно в дождливую погоду, нужно всегда помнить, что камера напичкана электроникой, а влага это злейший враг. И пренебрегая этим можно лишиться камеры, а главное - потерять драгоценное съемочное время. Если идет дождь, то лучше камеру вставить в мягкий пластиковый водонепроницаемый бокс - я его купил, но ни разу не пользовался, потому, что обычно его не оказывается под рукой, для меня всегда проще вставить камеру в полиэтиленовый пакет.
 Это самый серьезный экзамен для Nikon . Но к радости он его выдержал.
В начале июня я снимал на Таймыре, погода там меняется очень быстро и я со своим Nikon D300s и Nikkor 600mm f- 4 попал под ливневый снег с дождем. Спрятать камеру с объективом было некуда, и я пока добрался до домика, промок весь, а камеру и объектив можно было «выжимать». В итоге я просто протер камеру и объектив, а на утро я работал без проблем.
Работая на дикой природе нужно всегда помнить и заботиться о своей камере и оптике. Для меня отказ или любая поломка подобна смерти, поэтому я всегда вожу с собой резервную камеру, но к радости я ей ни разу не воспользовался!
 
- А расскажите о себе. Про семью, про любимую еду?
- Моя семья моя крепость, и я не хочу о ней говорить - это личная жизнь. Я благодарен ей за любовь и поддержку!
А про еду, пожалуйста - вчера я был в ресторане «Экспедиция» и получил огромное удовольствие оттого, что ел рыбу, которую ел до приезда в Москву. Когда я жил на севере, любимая еда была - свежая рыба. Последнее время я к еде отношусь так - лучше меньше, но вкусно... перед хоккеем вообще не ем. Люблю сам готовить. Собираю друзей и готовлю для них. На Камчатке живешь автономно, и приходиться всю еду брать с собой. Подножный корм. Ты можешь сам поймать рыбу. В каждом регионе есть свои достопримечательности. На Камчатке - рыба, на Таймыре оленина.
 
 
 
- Ваши итоги?
- Я еще слишком молод для выводов о собственном творчестве и мне рано подводить итоги. Я еще учусь и совершаю ошибки и двигаюсь вперед. Я полон идей и замыслов и постепенно воплощаю их в жизнь. Я выпустил три книги и думаю, что будут еще. Были победы на международных соревнованиях, были множество больших и маленьких выставок, как в России, так и в Европе. Было несколько успешных презентаций на Российских и Европейских фестивалях. Возможность представить работы такой большой аудитории, это самая большая награда для любого фотографа.
 
- Один совет для читателей.
- Давать советы сложно, но я попробую, Если коротко, то попробуйте что- то новое. Плохие, случайные, сомнительные снимки - безжалостно выбрасывайте.
Дикий мир Сергея Горшкова. часть 2
Сергей Горшков

Комментарии

Отправить